Последняя сигарета (last cigarette)

2 ноября 2013 - Townsman
article45.jpg

  Дашка опустила ноги обратно на пол и чуть толкнула меня под ребра локтем, заставляя посмотреть на себя. В ее глазах я прочитал вопрос, и тут же понял, что тот, кто его первый задаст, спасен, и идти на холод ему не придется.
— За сигаретами идешь ты! – одновременно выкрикиваем мы с сестрой.

 

 

— Восемнадцать есть? – немного грубо спросила продавщица.
Я помотал головой, надеясь стряхнуть с себя остатки сна и начать хоть сколько-нибудь воспринимать окружающую реальность.
— Есть, — буркнул я и кинул на блюдечко в окошке нужную сумму денег.
Мне в руку легла пачка сигарет, и я как можно быстрее отошел от киоска. Конечно, эту женщину и не интересовал мой возраст на самом деле, да кому вообще какое дело, как я гублю свой организм? Я порылся в карманах, но так и не обнаружил зажигалки, зато обнаружил сотовый телефон, часы на дисплее которого показывали, что еще немного и я точно опоздаю на историю.
 На размышления по вечным вопросам «кто виноват?» и «что делать?» времени не было, да я и так знал ответы. Виноват как всегда я сам, а делать мне надо ноги, причем по направлению к школе.
       Холодно и еще темно. Улицы плохо освещаются фонарями, которые начинают гаснуть, чуть ли не тогда, когда я к ним подхожу. (Ха-ха, попахивает манией величия!) Ветер обдувает лицо и мне приходится щуриться, чтобы подметаемый им снег не попадал в лицо. Я приподнял голову и посмотрел на небо. Звезды еще не погасли, и толку от них было больше, чем от тусклых лампочек фонарей…
…становлюсь романтиком?…
Снова встряхиваю головой. Это точно все от недосыпа. Раньше мне такие мысли ни за что бы в голову не пришли. Либо от недосыпа, либо от того, что последний раз я затягивался уже почти четырнадцать часов назад. Чертовски много.
До школы остается всего ничего, когда я сворачиваю в один из дворов, наплевав на урок и на все вообще. Мне просто надо выкурить эту чертову сигарету.
У крыльца стоит небольшая толпа, наполовину состоящая из девчонок, наполовину из парней. Я пожал знакомым пацанам руки и кивнул девчонкам — кое-кто из них глупо захихикал. Забавно, но еще год назад меня – нескладного, высоченного и бледного парня с чересчур длинными черными волосами и одетого кое-как в мятую темную одежду, считали убогим, но стоило пойти моде на все «готишное», как я был причислен к популярному классу общества, в качестве одного из неформалов. К этому самому классу прилагались косые заинтересованные взгляды и такие вот смешки, а так же традиционная куча валентинок в феврале и пару признаний на школьных партах и в девчачьих туалетах (про это мне сестра рассказывала!).
Так или иначе, но сейчас мне плевать на всю свою популярность у девчачьей половины школы: все, что мне нужно – это зажигалка.
— Прикурить есть? – мрачно спросил я.
— Ага, — Наташа вытащила из сумочки-кошелька миленькую розовую зажигалку. – Держи.
Я не удержался и ехидно приподнял брови, рассматривая зажигалку, но все же ею воспользовался. Вдалеке прозвучал тихий-тихий звонок. Я сделал долгожданную затяжку.
Я просто очень люблю курить. Люблю чувствовать, как никотин пронзает легкие, как чуть начинает першить в горле, как дым выходит изо рта или носа, как приятно пощипывает, почему-то, язык…
Я просто очень люблю курить. Вот и все.

В классе подозрительно тихо, значит, все либо отсыпаются на чертовой истории, либо разбирают контрольную, которую я, кстати, благополучно завалил…
Так, расслабиться надо. Я терпеть не могу куда-то опаздывать, но без этого не могу. Я, как дурацкая кокетка, которая не может без опозданий, считая их своей законной привилегией. По крайней мере, так моя сестрица говорит.
Отлично, я уже набрался сил постучать и толкнуть дверь.
— Можно войти, извините за опоздание! – выпалил я на одном дыхание, изображая на лице раскаяние.
Наверное, я отвратительный актер, ибо на историчку не подействовало. Она смерила меня уничтожающим взглядом из-под очков с тоненькими стеклами, чуть позволила им сползти на нос, и только потом заговорила:
— Аааа… Уваров! Что ж, я как раз собиралась тебя отмечать. Заходи, ты сегодня на пять минут раньше, чем обычно.
Я поблагодарил Господа Бога за его милосердие и за хорошее настроение исторички. Рано радовался.
— А накурился-то! – повела носом учитель. – Не стыдно?
— Ничуточки, — признался я, уже доходя до своего места. – И я уже бросаю.
— Ну конечно, — саркастично проронила Даша. – От тебя так и разит твоим «бросанием».
Она сказала это шепотом так, чтобы расслышал только я.
Наверное, нужно кое-что объяснить по поводу этой личности? Хорошо. Даша – это моя сестренка-двойняшка, совершенно на меня не похожая, хотя бы потому, что она девушка. Правда я иногда могу угадывать ее мысли, а она мои, но это ничего не меняет, мы совершенно разные. Дело тут не только во внешности, хотя и в ней тоже. Я высокий — Даша низкая, я черноволосый — Даша рыжая, я бледный – у Даши темная кожа… До бесконечности.
Когда наши с Дашкой родители развелись, нам было по семь лет, и мы уже успели пойти в один класс одной школы. Но в скоре районный суд решил, что я должен жить с отцом, а сестра с матерью и мы разъехались. И теперь я живу в двухкомнатной съемке на окраине с отцом (да и «с отцом» это сильно сказано: он постоянно ездит по командировкам), а Дашка с матерью и ее новым хахалем в центре, в шикарной квартире.
       Такая вот несправедливость.
       Но это лишь на первый взгляд! На самом деле то, что я и Дашка спим в разных домах, ничего не меняет, мы все равно постоянно тусуемся у кого-то из нас на хате вдвоем. Мама меня подкармливает, а отец (когда дома) помогает Дашке с алгеброй. Так что воспитание у нас двусторонние и родителей две штуки, как и положено, только они не ссорятся как раньше и на мозги не капают. Одни плюсы!
Вот только с Дашкой мы все равно совсем разные, а почему, я так и не понял.
Пожалуй, насчет «не капают на мозги» я немного погорячился. Недавно мама узнала о моей вредной привычке, и это вылилось в получасовую лекцию, по истечении которой я был уверен в своих грехах и готов раскаяться. Но курить бросать не хотелось… И все же мать сдала меня на поруки Дашке, наказав излечить меня до приезда отца, а то буду «серьезно говорить» с ним.
Угу… Знаю я его… Наорет, отрубит интеренет, отберет синтезатор и запрет дома — вот тебе и все разговоры.
Дашка пнула меня ногой под столом и кивнула на доску, у которой прохаживалась историчка. «Прекрати пялиться на меня, и пялься на доску!» — говорил ее взгляд. Это ужасно, это странно, это неправильно, но я почему-то слышу иногда ее мысли. Или то, что считаю ее мыслями.
В такие моменты я ее ненавижу.
       Прозвенел звонок, я захлопнул тетрадку, в которой не было написано и слова, и принялся собирать вещи, искренне надеясь, что лекций от сестры не будет.
Зря.
— Ты опять опоздал, — сказала Дашка, едва мы вышли из кабинета. – Где ты шлялся?
— Я курил, — по-моему, вполне сносное оправдание, а она так не считает!
Сестрица ощутимо ударила меня под ребра локтем и скривила лицо. Ей это не шло.
— Чтоб больше не смел! – зло сказала Даша. – И отдай мне свои сигареты!
— Нет! – потирая будущий ушиб, отказал я.
— Да! Отдай, счаз же!
— Нет!
— Да!
— Нет!
— Да! Да-да-да-да-да….
— Нет-нет-нет-нет…
Удивительно, но к тому моменту как мы дошли до кабинета физики, игнорируя косые взгляды и подвертывания указательных пальцев у виска, сигареты из моего кармана все же перекочевали к Дашке.
Я стал ненавидеть ее еще больше и если бы не куча народу, то мы бы точно подрались.

Передо мной на стол упала довольно тяжелая книга в яркой обложке. Я недоуменно посмотрел сначала на нее, а потом на Дашку, которая эту книгу принесла.
Было около четырех часов дня, я сидел в гостиной у себя дома и спокойно смотрел телик, как пришла сестренка, и маленький кофейный столик чуть не прогнулся под рукописью некоего А. Карра.
— Что это? – чтобы прозвучало еще саркастичнее надо бы потыкать в книгу пальцем, вот только менять положение тела не хочется.
— Алан Карр, «Как бросить курить», — лицо у Даши было очень серьезное.
Я бы подумал, что она мне задачу по математике объясняет, если бы она разбиралась в математике.
— И что?
— Ты должен это прочесть.
— Я никому ничего не должен и отойди от телевизора.
Сестра послушно отошло от телевизора, но я рано радовался, как и обычно, она смогла подложить мне свинью. Дашка подошла к телевизору и выключила его из сети. Потом вернулась ко мне и уселась рядом на диван, поджав под себя ноги.
— Это должно тебе помочь, — на полном серьезе сказала она. – Все, кто прочел эту книгу, бросают курить. Есть одно условие: прочитать от корки до корки, и не выкурить при этом ни одной сигареты.
— Еще бы, — фыркнул я. – Пока я дочитаю эту книженцию, как раз выйду на пенсию!
— О, заткнись! – закатила глаза Даша и чуть толкнула меня локтем. – Мы оба прекрасно знаем, что ты должен бросить курить и…
Меня начинало это доставать. «Бросить курить», «бросить курить»… У нее пластинку заело? Тогда пусть сменит! Ненавижу, когда на меня давят, а сестра просто переходит все границы!
— И что? – сорвался я, резко меняя положения и смотря прямо Дашке в глаза. – Я не хочу бросать, понимаешь? Я люблю курить, мне это нравиться, мне это помогает расслабиться. Даже больше – я люблю смотреть как другие люди курят и мне это тоже нравиться!
На секунду в карих глазах у Дашки мелькнуло что-то такое… Я не совсем понял что, но точно нехорошее. Наверное, у меня такое выражение лица, когда я острю и ерничаю. Значит, сейчас Дашка воспользуется нашей семейной чертой на всю катушку.
— Афиге-е-еть, — хихикнула сестренка. – У меня братик курильщик- вуайерист.
Я швырнул в нее подушкой. Еще легко отделался.
— Ты такая умная? Вот сама ты пробовала курить? Пробовала? Так чего ржешь?
Дашка снова стала серьезной.
— Нет, по-моему, это глупо.
У меня в голове родился «аццкий план».
Дашка никогда не отрекается от своих принципов, она упряма как ослица и, если сестренка что-то вклинила в свою рыжеволосую голову, то это раз и навсегда. Если, скажем, она не верит в призраков, даже если полтергейст появится перед ней и помашет ручкой, Даша в лицо заявит о том, что данного вида не существует.
И плевала она в таких вещах на логику — Есть два мнения: ее и неправильное.
Поэтому, чтобы переспорить двойняшку мне придется поступить подло и использовать ее же принципы.
— Тогда нечего меня учить. Ты не можешь говорить, что это плохо и неправильно, пока сама не попробуешь, — важно заявил я.
— Про наркоманию же ты так говоришь… — подловила, блин.
— Это другое. Сейчас речь конкретно о курении. Не зная, как это помогает, ты видишь только негатив. Так что ты не можешь понять меня на все сто…
— Пока не выкурю сигарету, — закатила глаза Даша.
— Ага, — я кивнул и, делая вид, что вопрос себя исчерпал, пошел подключать телевизор.
Даша тоже встала с дивана и скрылась в коридоре. Там зазвенели ключи, зашуршали куртки, послышалась ругань сестры… Я решил, что, сдавшись, сестренка собралась уйти.
Наивный!
С видом победительницы Даша вошла в гостиную, плюхнулась рядом со мной на диван. В одной руке у нее была пачка сигарет, а в другой зажигалка. Глаза у Даши подозрительно блестели, она приняла какое-то решение, которое мне определенно не нравилось. Не надо было долго думать, чтобы понять, что она собирается сделать.
При скоропостижной разработке своего плана я не учел одного – если дело касается меня, Дашка теряет все принципы, убеждения и тому подобные глупости. Впрочем, как и я, когда дело касается ее.
И за это я ее люблю.
— Ммм… — тем временем, пока я приходил в себя, сестренка уже рассматривала одну сигарету. – Без фильтра, да? Плохой мальчик. Как ей хоть пользуются?
Прозвучало глупо, но я молча взял сигарету и зажигалку из ее рук и прикурил. Потом отдал и то и другое обратно.
— Просто втяни немного и выдохни, — коротко пояснил я.
На секунду я понял, что сейчас чувствует двойняшка. Страх — совсем легкий, ненавязчивый. Что-то такое испытывает ребенок, когда лезет в шкаф за лишним пирожным. И стыдно, и съесть хочется.
       Дашка неумело затянулась и тут же закашлялась, а глаза у нее подозрительно заблестели, как будто она собралась плакать.
— ох… кха, вотгадость! – выпалила сестрица. – Гадость!
Кашляла она как-то слишком долго. Я постарался согнать с лица ехидную ухмылку (хотя, учитывая то, что в последние годы она как-то сама собой возникала в любой ситуации, сделать это было нелегко) и отобрал у Дашки сигарету, затушил ее о пепельницу и принес стакан холодной воды, к которому Даша тут же жадно припала, словно не пила, по меньшей мере, сутки. Смешная… Хотя, не помню, если честно, как сам закурил и кашлял ли? Это было еще классе в пятом: мы с пацанами собрались за школой, и Петька Васнецов достал украденную у отца пачку «Парламента»…
— Ну, как? – поинтересовался я. – Понравилось?
— Жуть, — немного хрипло ответила Дашка, ставя стакан на столик рядом с пепельницей. – Как ты это куришь?
— Могу показать. А вообще тебе бы надо попробовать ментоловые, девчонки наши такое любят…
— Нет уж! – она вырвала у меня из рук сигареты. – Я попробовала закурить, а ты попробуешь бросить.
— Никогда!
Но спорить было бесполезно. Она была права.

Уже утром у меня началось подозрительное подобие ломки. Тряслись руки, а кофе без сигареты оказалось самым худшим, что я когда-либо пил. В голове царил туман, и мне постоянно надо было что-то теребить пальцами или кусать губы…
Я сам собой не управлял.
Зато, по дороге в школу штудировал Карра. В темноте это удавалось не слишком, зато я отвлекся от «ломки».
— Эй, Уваров! – окликнул кто-то.
Я обернулся и увидел торопящегося ко мне Петьку Васнецова, который буквально в рекордные сроки из самого маленького парня в параллели превратился в самого высокого и здорового парня в школе. На его широком чуть приплюснутом лице играла улыбка, а в зубах, в зубах, черт подери, была зажата сигарета!
— Здорово, — помял мою руку Васнецов, продолжая улыбаться. – Чего кислый такой?
— Курить бросаю, — сообщил я.
Петька заржал, но уже через несколько мгновений понял, что я не шучу. Не знаю по моему ли злобному взгляду или сжимающимся кулакам.
— Ну-ну, посмотрим, еще сигареты стрелять прибежишь.
Боже, как бы я хотел сказать, что не прибегу!

В школе я упорно не разговаривал с Дашкой. Я понимал, что это неправильно и глупо, но ничего не мог поделать. Иногда просто обижаешься ни за что и не можешь объяснить, но и не можешь простить.
Но вообще-то, если подумать, то обижаться я должен на себя. Давно надо было бросать, это все же вредно…
       Это я только что сказал? Забудем.
Благодаря Васнецову весть о том, что я бросаю курить, быстро распространилась по школе. Наверное, в нашем учебном заведении наблюдался недостаток сплетен, раз стали обсуждать такую фигню, но уже после второго урока ко мне подбежала Наташа и спросила, пойду ли я курить на крыльцо. У нее на лице было написано, что спрашивает она о правдивости сплетен. Не стал ее разочаровывать.
— Нет спасибо, я бросаю, — мордочка девушки вытянулась.
Оправившись от легкого удивления, Наташа подбежала к Дашке и стала ее о чем-то с жаром спрашивать, а потом утащила, и мне было даже не интересно куда. Почти.

«Ломка» все не отпускала. Оказывается трясущиеся руки — это еще не самое страшное, что могло со мной случиться. Я стал совершенно невнимательным, и Дашке то и дело приходилось пинать меня под столом, когда меня о чем-то спрашивали. Судя по всему, выглядел я тоже фигово, потому что на четвертом уроке меня послали к врачу, сказав, что я бледноват.
По пути на улицу (в медпункт я идти вовсе не собирался) я глянул в зеркало и мысленно выругался: просто яркая иллюстрация к поговорке «краше в гроб кладут».
Это ненормально, да? Ну, не могу с этим ничего поделать.
На крылечке, уже облюбованного школьниками подъезда, курил Васнецов. Я вообще очень сомневаюсь, что он когда-то учиться, и что не проводит все свое время вот на этом крыльце с сигаретой в зубах, но кого волнуют мои мысли?
— О, противник курения! – Петька шутливо отсалютовал. – Уже за сигаретами пришел?
У меня с языка почти сорвался положительный ответ, как перед глазами встал образ рассерженной сестрицы.
-Нет, — был вынужден ответить я. – Еще нет.

Сигарета коснулась губ, которые чуть напряглись, кадык дернулся, когда парень затянулся, губы приоткрылись и на воздух вырвались клубы вредного дыма… Я невольно облизнул губы.
— Прекрати на меня так пялиться, — нервно, уже в пятый раз за пять минут, сказал Петька.
— Я не пялюсь, — в пятый раз соврал я и еще раз облизнулся.
— Ты, блин, как п*дик, — фыркнул Петька, затушив сигарету (я с жалостью проследил за ее кончиной) – еще немного и целоваться полезешь?
— О, заткнись, — отмахнулся я.
Курить хотелось неимоверно. Уроки кончились почти полчаса назад, и мы с Петькой сидели уже не на скамейке у соседнего от школы подъезда, а на скамейке у Васнецовского дома. Петька протянул мне пачку сигарет:
— На, возьми и прекрати париться всякой фигней!
Я снова покачал головой и стал собираться домой. Мне надо было бы запереться в квартире и вообще не выходить на улицу и не видеть других людей, а особенно других курящих людей.
Оказалось, что исполнить это и дойти до дому – две несовместимые вещи. Куда бы я ни посмотрел – реклама сигарет, курящие люди, а когда один мужик окликнул меня и спросил закурить, я не выдержал и послал его, как можно быстрее шевеля ногами.
Но даже дома я не мог освободиться от этой мировой истерии – курения. Телевизор, интернет – все как будто сговорились! Я уж молчу о пепельницах, расставленных по всей квартире, напоминавших самые «счастливые» моменты жизни …
Около трех часов дня пришла абсолютно счастливая Дашка и вручила мне небольшой пакетик:
— Это тебе мама передала, — сообщила она, сияя, как начищенный медяк. – Сказала, типа поможет.
— Поможет или типа поможет?
— Не придирайся к словам, — сестрица щелкнула меня по носу и протолкнулась на кухню, помахивая сумочкой. – Я слышала, никотиновые пластыри и правда хорошая штука.
— Если ее курить?
Дашка рассмеялась, а я стал разворачивать «подарок». Не задумываясь долго, пошел в ванную и наклеил пластырь на руку. На моих худосочных мышцах-бицепсах пластырь смотрелся не так эффектно как у мужика на фотографии с коробки, но все же мне стало легче. Вряд ли в этом есть заслуга самого пластыря, может, психологически подействовало?
       Я вышел на кухню, оголив плечо, и демонстрируя сестренке пластырь. Она шутливо зааплодировала и умудрилась смахнуть свою сумочку-кошелек на пол. На линолеум мигом высыпались горы косметики, записная книжка, ручки, карандаши, кошелек и куча разных мелочей (даже журнал глянцевый!), которые чисто физически не могли поместиться в таком маленьком отделении… Но меня это интересовало сейчас меньше всего.
       Рядом с тушью, в паре сантиметров от кошелька, лежала пачка ментоловых дамских сигарет.
Дашка принялась судорожно собирать разбросанные вещи, явно надеясь, на мою невнимательность. Ага, размечталась!
— Это что? – я выхватил пачку за секунду до того, как ее ухватили пальчики сестрички. – Курить вредно, значит, да? Бросать надо, да? Мучайтесь, да только не я?
Дашка и не думала отвечать, она продолжала собирать вещи, пока все они не оказались в сумочке. Затем просто пошла мимо меня, будто и не заметив.
— Стоять! – я попытался придержать ее, но когда сестрице это надо, ее фиг остановишь. – Ты просто лицемерка! Ханжа, вот ты кто! – последние слова я уже кричал Дашке вдогонку – она одевалась.
— Кто? – сестра подняла на меня глаза и посмотрела с интересом.
— Ханжа! – важно заявил я (вид у меня был совершенно дурацкий).
— А кто это?
Я уже хотел было ответить, как запнулся. Я понятия не имел, как это надо и можно объяснить. Губы Дашки расползлись в улыбке. Она рассмеялась, а через пару мгновений я смеялся вместе с ней.
Иногда, нам даже говорить что-то не обязательно, чтобы рассмешить друг друга.
И в такие моменты я по-настоящему люблю свою сестру.

Это заговор.
Я уверен на все сто процентов.
Всемирный заговор против бросающих курить, и меня в первую очередь.
Да-да, точно.
Я сидел на диванчике в нашей с отцом квартире и пытался читать книгу Карра. Выходило не очень, и я во второй раз уже перечитывал один и тот же параграф, совершенно не понимая, о чем там говорится. Тихо работал телевизор, на экране которого Шерлок Холмс закуривал трубку.
Я перестал бороться. Это сильнее меня, и если я не выкурю сейчас сигарету, то просто умру.
Я обрыскал всю квартиру, все тайники, которые создал, чтобы прятать сигареты от отца, но они были пусты. Около двух дней назад, сразу после того как я нашел ментоловые сигареты у Дашки в сумочке, мы с ней вычистили все мои запасы и выкинули. Это было настоящим преступлением, но нам было весело хотя бы.
Сейчас мне весело не было. Ни одной сигареты я так и не нашел, зато обнаружилось удивительно много зажигалок. Ха-ха, а где они все раньше были, интересно?
Я бессильно опустился обратно на диван, продолжая перерывать содержимое сумки, заранее зная, что ничего не найду.
Шерлок Холмс отпустил некую саркастичную шуточку, и началась реклама антитабачной кампании. Я тихонько заскулил.
Я перестал бороться, вот только мосты сожжены. Придется стоять и сражаться с вредной привычкой дальше — бежать все равно некуда.
Забавно, для того чтобы победить, иногда надо отрезать себе путь к отступлению.
Я опять несу чушь?…

В замке повернулся ключ и через несколько минут рядом со мной присела сестричка. Не поздоровалась. Не спросила как я. И выглядела отвратно. Она взяла Алана Карра, пролистала и положила обратно. Посмотрела на экран телевизора, болезненно поморщилась и вырубила телевизор, что странно – при помощи пульта, а не швырнув чем-то тяжелым, как ей наверняка хотелось.
У Дашки, как и у меня, началась «ломка». Я видел это невооруженным глазом, кому-то это могло показаться простым плохим настроением, но я-то ее брат! Странно, что она так быстро пристрастилась к курению, я думал, она сделана из чего-то покрепче… Но, с другой стороны, она решила бросить со мной за компанию, а это не так уж и плохо.
— Хорошая сегодня погода, — нервно сказала сестрица.
— Угу, — я умолчал о промозглом ветре и ужасном холоде.
— Как дела?
— Нормально.
Мы помолчали.
Я выстукивал на коленях какой-то мотивчик, Дашка по-турецки поджала под себя ноги, и ее чуть намокшие от снега джинсы оставили мокрые следы на светлой обивке дивана. Я подметил эту мелочь, обещая себе заставить себя потом вытереть пятнышко.
Мы сидим молча. Иногда между нами такое бывает, когда не хочется говорить, а можно вот так просто посидеть рядом. И дело тут даже не в чтении мыслей, понимании проблем, или еще какой-то байды, просто… Это просто. Только объяснять сложно, так что я не буду мучаться.
Мы сидим молча.
Я не выкурил сигарету, но и не умер. Сколько я еще так смогу?
— Курить вредно, — сказал я вслух.
Дашка поддакнула, даже не смотря на меня. Словно сама в это не веря.
Без сигарет я долго смогу. Может даже всю жизнь. Проблема в другом…
Мне этого совершенно не хочется. Без сигарет скучно, а с ними вредно.
Жить вообще вредно!
Я стал пялиться в окно, надеясь немного отвлечься. На улице было холодно, темнело, дул ветер, который, кажется, пробирался даже в квартиру через стекла… идти никуда не хотелось.
Дашка опустила ноги обратно на пол и чуть толкнула меня под ребра локтем, заставляя посмотреть на себя. В ее глазах я прочитал вопрос, и тут же понял, что тот, кто его первый задаст, спасен, и идти на холод ему не придется.
— За сигаретами идешь ты! – одновременно выкрикиваем мы с сестрой.


© Copyright: Саккура, 2008
Свидетельство о публикации №2802100481

Похожие статьи:

СтатьиМантра

СтатьиСёстры

СтатьиMarlboro, любовь моя! (перевод с испанского)

СтатьиЛюбовь и сигареты

СтатьиНаучи меня курить! (перевод с английского)

Рейтинг: +2 Голосов: 2 1757 просмотров
Комментарии (1)
Volcano # 1 ноября 2013 в 23:28 +2
кофе без сигареты оказалось самым худшим, что я когда-либо пил
Оно реально так и есть glasses У меня на работе женщина, сотрудница охраны, когда выходит на улицу покурить, то в одной руке сигарета, а в другой - кружечка с кофе joke v
Volcano здоровые легкие сигареты мика как начать курить женские сигареты удовольствие удовольствие от курения курение здоровье курящая девушка Liebfraumilch елизавета серебрякова женское курение самые безопасные сигареты пин-ап курящая женщина гламур девушка папиросы армянские сигареты овальные сигареты сигарета Superslims Marlboro сигареты без фильтра дешевые сигареты новые марки сигарет донской табак история табак девушки любовь сигариллы Queen size реклама самые модные сигареты советские сигареты тонкие сигареты никотиновая зависимость ментоловые сигареты ароматизированные сигареты элитные сигареты сигареты из крыма испания юмор зажигалка фильтр-мундштук сигареты кисс сигареты с ментолом Parliament импортные сигареты King size компакт красота первая затяжка девичья курилка импорт ява курить большая пачка сигареты компакт колумбийская мешка сигареты лд курилка сигареты винстон курение и здоровье пепельница дым друзья модные сигареты стиль натуральный табак #smokeemo's blog германия пётр 1 прима борьба с курением Winston польза курения богатыри красный мальборо нак начать курить сигареты ричмонд мундштук молочный аккаунт Camel Pepe Mevius бен хур баз пачка ангелика дрордж гросс курящие девушки сигареты вог сигареты кент мини-сигары стёб никотин болгарские сигареты суперслим Captain black киевский пейзаж сигареты оптима самокрутки сигареты джой ветлужанка сигареты с фильтром-мундштуком комфортное курение сигареты мальборо как скрыть запах табака жизнь Kent полиция легкие сигареты общение женственность школа кисс яблочный красота и курение Slims палево полезные сигареты гильзы Smokeemo's blog белорусские сигареты гродненская табачная фабрика Alliance творчество сигареты парламент сигареты давидофф собака первая сигарета Bond рафаэль де сото фото Menthol Volcanok страсть секреты долголетия сигариллы без фильтра мальборо с ментолом украинские сигареты эстетика сигареты прима культура курения курильщицы школа курильщиц Lss кофе лось курильщица гарри бёртон Clubmaster Dunhill Super slims первая пачка курение в самолёте желание курить папиросы ялта сигареты плай альянс моршанск классика спалила мама грусть дети польша имидж карелия сигареты спорт подарок сигареты стиль мода и курение Pueblo курение при астме молоко Kiss сексуальность Dupont табачный павильон курительный клуб Glamour Aroma rich куин сайз пещера раздвижная пачка сигареты эве сигареты филип моррис фредерик смит лиггетт дукат стерва More мягкая пачка как курить взатяг Less smell пример Sobranie спорт и курение колледж