Сделка (ч. 2)

Автор
Опубликовано: 26 дней назад (16 ноября 2017)
Блог: Проза
+6
Голосов: 6
Примерно через 20 минут Джули очнулась. Чувствовала она себя значительно лучше. Встав с постели, она увидела, что всё ещё держит в руке двадцатидолларовую банкноту, и с удовлетворением убрала её в сумочку. Джули ещё ощущала слабость в теле, и обнаружила, что ей совершенно не хочется есть. Она пошла в ванную, умылась, почистила зубы, потом легла спать и уснула почти сразу.

На следующий день Джули отправилась в загородную поездку. Когда Пэм вернулась с работы, она уже была дома. События предыдущего вечера между ними не обсуждались, но Пэм заметила, что когда она закурила, дочь воздержалась от своего обычного ворчания насчёт курения, просто молча удалившись из комнаты. Пэм с нетерпением дожидалась завтрашнего дня, когда она должна была получить недельную зарплату, так как победа Джули оставила её почти без денег.

В четверг Пэм, как обычно, заехала в супермаркет, чтобы купить продукты на ближайшую неделю. Пройдя в табачный отдел, она положила в корзину свой привычный блок Вирджинии Слимс, но тут подумала о своей сделке с Джули и остановилась в сомнениях, стоит ли требовать от неё выполнения договора. Вспомнив тот язвительный тон и холодную издёвку в голосе дочери, требовавшей у неё денег на ту несчастную поездку, она решительно схватила второй блок и бросила в корзину.

Джули зашла на кухню, когда Пэм разбирала привезённые пакеты с продуктами. Как раз вовремя: вот и сюрприз для тебя, – подумала Пэм.
– Вот, я купила тебе сигареты, – сказала она как бы между прочим.
Джули выглядела удивленной.
– Да, а ещё держи новенькую зажигалку. Тебе она понадобится. Ты же помнишь условия сделки, не так ли? – саркастически произнесла Пэм. – Возьми, это тебе. Или ты отказываешься от нашего договора?
Пэм подумала, что если Джули пойдёт на попятную, она просто оставит сигареты себе.

Но Джули ни в коем случае не могла доставить матери удовольствие своим фиаско. Она взяла блок и зажигалку, внимательно глядя на них. «200 сигарет класса А» - гласила тиснёная надпись на упаковке. Джули сглотнула слюну, вспомнив испытанное во вторник вечером, и задумалась над тем, каким образом она будет справляться с такой непосильной задачей.
– И за какое время я должна буду столько выкурить? – спросила она.

– За какое захочешь, – ответила Пэм. – Это займет, я думаю, несколько
месяцев.

– Боже, – подумала Джули, – неужели это правда? Нужно посчитать. Если я буду курить, например, по две в день, получится 100 дней, а это... больше трёх месяцев! Нет, я не смогу это так долго терпеть! А что насчёт четырёх в день? Это 50 дней... Ладно, ей просто нужно будет сделать это, вот и всё. Главное, она не собиралась отступать.

Пэм закончила дела по хозяйству и захотела выкурить сигарету.
– Я как раз хочу покурить, дорогая. Почему бы тебе не открыть свою пачку и не присоединиться ко мне? – сказала она сдержанно.

Ну, – подумала Джулия, – надеюсь, я как-нибудь с этим справлюсь.
Она поддела ногтём целлофановую обертку блока и разорвала её, открыв картонную коробку. Взяв первую пачку, она потянула за ленточку сбоку так же, как мама делала каждый день, затем открыла пачку и убрала фольгу. Она посмотрела на ровный ряд сигарет внутри пачки и почувствовала себя обескураженной. Как она умудрится справиться с ними? Как-нибудь, потихоньку, – подумала Джули и вытянула из пачки первую сигарету. Она выглядела так же пугающе, как во вторник вечером. Джули вошла в гостиную и приблизилась к Пэм.

– Ну вот, солнце, позволь мне дать тебе прикурить, – продолжала Пэм в слегка саркастической манере. Джули наклонилась к предложенному пламени и потянула сигаретный дым, вновь начиная испытывать горечь во рту.
Затем Пэм прикурила сама. – Ах, хорошо, – сказала Пэм, выдыхая дым. – Теперь, Джули, я хотела бы договориться с тобой ещё об одном. Я не хочу, чтобы ты курила где-нибудь за пределами дома. Не бери сигареты с собой.
«Ну, это будет несложно», – подумала Джули.
– Я хочу видеть, как ты куришь, чтобы быть уверенной, что ты делаешь это правильно. Мне нужно убедиться, что ты честно выполняешь условия сделки, – сказала Пэм.

– Не волнуйся, я не буду тебя обманывать, – ответила Джули. – Но потом оставляй меня в одиночестве. Я не хочу, чтобы ты смеялась надо мной, – сказала она искренне.

– Хорошо, дорогая, – ответила Пэм, и её тон смягчился. – Пусть будет так, как ты хочешь. Она вновь ощутила ласку и сочувствие к дочери.

Джули поднесла сигарету к губам и набрала дым. От этого рот опять наполнился слюной, но это, похоже, не было настолько неприятно, как в тот вечер. Вдохнув, она снова почувствовала толчок в груди, жжение и першение в горле. Спустя мгновение Джули выпустила шлейф дыма, все еще удивляясь, глядя, как он струится у неё изо рта. В течение следующих двух минут она сделала еще несколько затяжек, с которыми пришли те же эффекты, что и в тот вечер: сердцебиение, некоторое похолодание и дрожь в теле, но почему-то они не воспринимались так ужасно, как тогда. Джули убедилась, что контролируя количество дыма, вдыхаемого при затяжке, она может лучше переносить курение. Она подумала, что её шансы на успех не так уж плохи. Осторожно она продолжала периодически потягивать сигарету, пока не докурила почти до фильтра. Ей всё еще был неприятен вкус и запах табачного дыма, но она по крайней мере не чувствовала себя так ужасно, хотя и испытывала головокружение и тошноту.
Сделав последнюю короткую и совсем неглубокую затяжку, она раздавила окурок в пепельнице так же, как её мама делала несчётное количество раз. Она посмотрела на Пэм и выдохнула дым.

Пэм смотрела на дочь с едва скрываемым изумлением. Она уже начинает уметь обращаться с сигаретами, – подумала Пэм. Наверное, не стоило навязывать ей курение, – думала она, но, вспомнив тот вечер, поняла, что выбора не было. – Чёрт, если если всё пойдёт так дальше, у меня нет шансов на победу… но если Джули выиграет, она не будет никогда больше попрекать меня курением! – Пэм улыбнулась при этой мысли. Ей не стоило волноваться: что бы ни вышло из заключённого пари, она не будет в проигрыше!

Тем временем Джули встала с кресла без единого слова и пошла
на кухню в своей обычной безучастно-ледяной манере. Она взяла сигаретный блок и направилась в свою спальню, забросив его на пустую полку в своём шкафу. Потом Джули положила открытую пачку и зажигалку на стол и уселась за него, внимательно рассматривая их. Она потрогала тиснёные буквы логотипа на пачке, пощёлкала зажигалкой, убедившись, что легко управляется с ней. Затем прилегла на кровать, всё ещё испытывая неприятное головокружение. Это было неплохо! – подумала она и коварно усмехнулась. Она сможет выполнить условия договора. Это не так уж и сложно.

В тот же день вечером после ужина Джули, сидя рядом с матерью на диване у телевизора, вдруг встала и ушла в свою комнату. Вернувшись с пачкой «Вирджинии Слимс» в руке, она объявила Пэм: «Я решила сейчас покурить», и Пэм молча кивнула, наблюдая, как дочь прикуривает и, смотря телевизор, затягивается сигаретой. Вскоре Пэм присоединилась к ней, и постепенно комната наполнилась дымом, выдыхаемым ими обеими. Докурив, Джулии ушла обратно в свою комнату и закрыла дверь.

В течение пары последующих недель Джули выкуривала по две сигареты в день: одну после того, как возвращалась домой из школы, а другую вечером после ужина. Пэм каждый раз внимательно наблюдала, как дочь курит, и
понимала, что это курение всё больше и больше становится похожим на её собственное: затяжки Джули мало-помалу становились длиннее, и она уже сильнее втягивала дым в легкие. Сама Джули не обращала внимания на эти перемены, просто поставив перед собой цель закончить свою вторую пачку. Сигареты в ней, как казалось Джули, убывали невыносимо медленно, и Джули решила, что, раз она уже научилась неплохо переносить курение, увеличить свою ежедневную норму.
Таким образом, на следующее утро после завтрака Пэм была слегка удивлена, увидев, как Джули выходит из своей спальни и закуривает вместе с ней. К огромному удивлению самой Джули, она обнаружила, что эта сигарета впервые действительно доставила ей удовольствие: приятные ощущения, бодрость, улучшение настроения.
В тот день в дополнение к своей обычной сигарете после школы она выкурила ещё одну позже, за компанию с мамой, и ещё две, а не одну, позже тем вечером.

Еще через пару недель Джули с удовлетворением отметила, что блок уже наполовину израсходован. Теперь она совсем не опасалась оставшегося количества сигарет, а Пэм совершенно не приходилось контролировать её курение. Джули стала уже с нетерпением ждать очередной сигареты, неосознанно желая скорее получить следующую дозу никотина и приносимое ею удовольствие. Втайне она даже позировала с сигаретой перед зеркалом в своей спальне, создавая себе новый имидж. Она даже однажды закурила перед ним, разглядывая себя в зеркале и пытаясь курить так, как Пэм - с длинными и глубокими затяжками. Это вызвало у неё какой-то странный, озорной трепет. В свою очередь, Пэм с удовлетворением заметила перемены в отношениях с Джули, с которой они уже доверительно разговаривали несколько раз за день, обычно в то время, когда та присоединялась ней для курения. Чувство дистанции исчезло, и она ощущала себя ближе к дочери, чем это было в течение нескольких последних лет.

В субботу Джули после завтрака открыла уже седьмую пачку и закурила, как обычно. Вернувшись на кухню, она увидела, что Пэм уже наслаждается второй чашкой кофе и, судя по пепельнице, третьей сигаретой за день. Джули налила себе чашку чая и отпила немного, а затем сделала длинную затяжку. Она отметила приятные ощущения, приносимые сигаретой, и поняла, что сейчас она получает от курения одно удовольствие. Да, теперь она прекрасно понимает, почему её мама курит! В этот момент Джулии решила, что больше не будет следовать прежнему ритму курения, а будет курить столько, сколько захочется. В течение дня Пэм заметила, что Джули все чаще присоединяется к ней с сигаретой, уже не ограничивая себя. В общей сложности Джули выкурила за день уже 12 сигарет. На следующий день ей не удалось побить поставленный в субботу рекорд, однако она распечатала восьмую пачку уже сразу после обеда, а к концу дня получилось, что она выкурила 10 длинных белых палочек, которыми она наслаждалась уже так же, как мама.

В понедельник утром Джули дважды покурила дома, прежде чем отправиться в школу, из-за чего даже чуть-чуть опоздала. К обеду она
почувствовала, что уже определённо хочет курить, а остаток дня мысли о курении не покидали её головы. Однажды она даже рассеянно пропустила вопрос, заданный ей учителем, предаваясь мечтам о сигарете.Как только она смогла уйти из школы, она скорее поспешила домой и дома первым делом закурила, вдохнув насыщенный дым так глубоко в легкие, как могла, наслаждаясь восхитительным эффектом долгожданной затяжки. Не думая ни о чём, Джули вновь и вновь с усилием тянула сигарету и глубоко затягивалась, пока не удовлетворила острую жажду курения, после чего курила уже более размеренным образом.
Вскоре Джули осознала, что хочет закурить ещё сигарету, что немедленно и сделала. Когда Пэм вернулась домой с работы, она постучала в дверь комнаты Джули и, войдя, увидела, что её дочь делает уроки за столом, а рядом с учебниками и тетрадями тлеет её сигарета в маленькой пепельнице, которую Джули принесла из гостиной. Весь вечер Джули уже почти не отставала от темпов курения мамы и последний раз присоединилась к ней уже непосредственно перед сном.

В последние несколько дней Пэм с удовлетворением заметила, что Джули значительно увеличила потребление сигарет. Она ожидала, что рано или поздно это произойдет, помня себя много лет назад и слишком хорошо понимая захватывающую силу коварной привычки. Наблюдая за дочерью, Пэм убеждалась, что Джули постепенно становится зависимой также, как и она – ведь стиль и ритм её курения уже мало отличались от привычных для Пэм. Хотя этот факт придал Пэм уверенности, что она больше не услышит обидных и занудных нотаций о вреде курения (кстати, она и не слышала ничего подобного с тех пор, как Джули начала выполнять условия сделки), но она почувствовала некоторое сожаление по поводу того, что совершила. Она видела, что её собственная дочь уже почти точно попалась на табачный крючок, причём только ради того, чтобы её циничная мать-эгоистка смогла выиграть пари. Пэм испытывала угрызения совести, но потом прогнала из головы эти мысли. Ладно, что было – то было, а сейчас будет очень интересно посмотреть, что произойдёт в скором времени, – подумала она.

На следующее утро Джули распечатала новую пачку «Вирджинии» и заметила, что в картонной коробке осталась последняя пачка. Она испытала противоречивое чувство разочарования, вспомнив о том, как всего несколько недель назад она опасалась, что этот день, возможно, никогда не настанет, а теперь её тревожит мысль о том, что будет, когда сигареты закончатся. Она вернулась к своему ритму, выкурив в компании мамы две сигареты – до и после завтрака. Позже Джули дольше задержалась в своей комнате: она вертелась перед зеркалом, решив поправить причёску и подкрасить ресницы, и только что прикурила третью за утро сигарету, как тут вошла Пэм и заявила, что они очень опаздывают. Джули посмотрела на часы, поняла, что двадцать минут пролетели совсем незаметно и что она уже физически не сможет добраться до школы вовремя.
– Давай я отвезу тебя, – сказала Пэм, в утренней спешке надевая плащ. Она заметила, с каким сожалением Джули бросила взгляд на длинную только что прикуренную сигарету, и сразу же поняла дочь без слов. – Идём скорее! Можешь взять её с собой, – сказала Пэм.

Они поспешили на автостоянку. Пока Пэм рылась в сумочке, Джули стояла поодаль от автомобиля, ожидая, когда мать найдёт наконец ключ и откроет дверцы машины. Она рассеянно поднесла сигарету к губам и сделала длинную затяжку, глубоко вдохнув дым, что выходило у неё уже непроизвольно. Когда Джули повернулась, чтобы выдохнуть дым по ветру, она увидела знакомого парня рядом с его машиной, стоявшей за две машины от них. Глядя прямо на неё, он кивнул и улыбнулся ей, садясь в автомобиль. Джули покраснела от острого чувства смущения. Секрета больше нет – уже кто-то из ребят знает, что она курильщица! Она села в машину. Когда мама выруливала со стоянки, Джули немного приоткрыла окно, чтобы дым улетучивался из салона – она часто видела, что Пэм делает именно так.
Во время поездки Джули не могла избавиться от смущения. Ей не хотелось, чтобы лишние глаза видели, как она курит, и она внимательно всматривалась в прохожих и пассажиров встречных машин. Только убедившись, что среди них нет ей знакомых, она затягивалась сигаретой.
Вскоре Джули заметила, что они почти подъехали к школе, поэтому она
торопливо начала делать длинные затяжки, стараясь докурить до того, как приедет. Не дай бог, – подумала она, и её сердце забилось от волнения, – кто-то из класса увидит, как я курю! В полуквартале от ворот школы
Джули наконец докурила, сделав последнюю затяжку еще до того, как полностью выдохнула дым от предыдущей, и сунула окурок в переполненную пепельницу машины.

– Тебе не помешало бы побрызгаться этим, – сказала Пэм, доставая из сумки бутылочку туалетной воды. – Ты сильно пахнешь табаком. Возьми ещё мятную жвачку, она перебьёт запах изо рта.
Воспользовавшись всем предложенным, она поспешила в школу, с замиранием сердца думая о сильном запахе дыма, всё ещё исходящим от её пальцев. К счастью, никто ничего не заметил.
Оставшийся день был похож на понедельник. Утром всё было прекрасно, но после обеда Джули вновь ощутила стойкую тягу к курению, такую же, как вчера. Ей казалось, что послеобеденные занятия тянутся бесконечно, и она с трудом дождалась их окончания, всё сильнее предвкушая сигарету. Прибежав домой, Джули сразу же прикурила и облегчённо расслабилась, затянув дым в лёгкие. Она посмотрела на оставшиеся у неё сигареты и быстро подсчитала в уме: такими темпами они кончатся в четверг вечером или в пятницу утром. Эта мысль повергла её в смятение. Она задумалась и решила, что лучше постараться чётко распланировать сигареты на ближайшие несколько дней, чтобы растянуть оставшийся их запас на подольше. Она позволила себе только четыре штуки за вечер и в общей сложности семь в среду, нервничая из-за постоянного чувства лишённости. В четверг днем Джули пришлось открыть свою последнюю пачку после возвращения из школы Её всерьёз расстроило то, что блок, ещё несколько недель назад казавшийся ей бесконечным, наконец опустел. С трудом контролируя себя, она постаралась растянуть эту пачку так долго, как могла, но всё-таки в воскресенье вечером она появилась в гостиной с сигаретой и пустой пачкой в руках.

– Итак, эта последняя. Всё кончено, – объявила она матери, прикуривая и бросая пустую пачку в мусорную корзину. Пэм посмотрела на свою дочь, стоящую посреди комнаты с одной рукой на талии и с дымящейся сигаретой в полусогнутой в локте другой. Пэм поняла, что ее малышка уже стала красивой юной девушкой, какой она сама была много лет назад. Она гордилась сейчас своей дочерью, и не хотела вспоминать неприятные события шестинедельной давности. Пэм заговорила мягко и ласково.

– Ну вот, Джули, пришло время подвести итог нашей сделки. Я действительно не думала, что ты выдержишь её условия, но ты сделала это, и я горжусь тобой. Ты и сама гордишься собой, наверное. Победа твоя, дорогая. Я сделаю то, что ты скажешь и выполню свое обещание. Если ты хочешь, чтобы я бросила курить, я брошу. Брошу во что бы то ни стало. Решать тебе. Что скажешь?

Джули сама раздумывала об этом в последние несколько дней.
Она не чувствовала желания принуждать мать отказываться от своей привычки, чего раньше так хотела. Она поняла теперь, почему Пэм курит, и не хотела лишать её того, что объединяло их и доставляло удовольствие им обеим. Это было бы жестоко. Кроме того, теперь она испытывала привязанность к матери больше, чем когда-либо. Она действительно радовалась обществу Пэм так же, как когда была ребенком, и не хотела портить тёплые доверительные отношения с мамой. Она знала заранее, что скажет.
– Мам, если ты когда-нибудь захочешь бросить, бросай. Но я не буду заставлять тебя. Теперь я знаю, что такое курение и понимаю тех, кто курит. По меньшей мере это не так плохо, как я привыкла думать. Давай всё забудем, – сказала она, подойдя к Пэм и обнимая её. Пэм ответила взаимным объятием.

– Спасибо тебе, милая, – сказала Пэм, и в её голосе появились нотки любопытства. – Скажи, а ты сама думаешь продолжать курить? Я не буду против, если ты скажешь «да».

– Нет, не думаю, – ответила Джули, ощущая борьбу своих старых и новых взлядов. «Курить – это, конечно, классно, но я же не собираюсь курить всю свою жизнь!» – подумала она, ответив матери то, что та, по мнению Джули, хотела услышать, но сама не очень-то веря своим словам.

В понедельник с утра, когда Джули проснулась, она сразу же машинально потянулась за сигаретами, прежде чем вспомнила, что их больше нет. Она расстроенно вздохнула. В течение дня в школе навязчивая тяга к курению
неотступно следовала за ней, не ослабевая со временем, а только усиливаясь.
Придя домой, она пошла в спальню своей мамы и начала разыскивать сигареты, но не могла найти ни одной, как ни искала. Джули ощутила тревогу и отчаяние. Она решила пойти и купить сигареты, но вспомнила, что у нее нет денег. Надо потерпеть, это пройдет, – подумала она,
пытаясь успокоиться, и через какое-то время жажда курения, казалось, отступила. Однако к вечеру, особенно когда мать закурила у неё на глазах, острое желание курить вернулось с удвоенной силой. Она вернулась в свою комнату, понимая, что страдает от последствий лишения никотина, и стала напряжённо думать над тем, как облегчить это тягостное состояние. Её гордый упрямый характер не позволял ей признаться Пэм, что она, возможно, была не права, когда ответила, что не хочет продолжать курить, и тем более не позволял попросить у мамы сигарету. Через несколько минут она услышала трель телефонного звонка и поняла, что мама разговаривает с кем-то из её знакомых по телефону на кухне. Она вышла и оглядела гостиную. На столе лежала пачка «Вирджинии», при этом сама Пэм была увлечена телефонным разговором на кухне. Джули пришлось действовать быстро, и через секунду она бесшумно, как кошка, метнулась к столу с ловкостью профессионального вора. Она схватила пачку Пэм и – вот чёрт! – увидела, что там осталось всего четыре сигареты. Она хотела взять две-три, но было ясно, что Пэм сразу заметит пропажу, даже если Джули возьмёт одну. Но сдерживаться Джули уже не могла. Она быстро достала одну сигарету, бросила пачку на стол и стремглав бросилась обратно в свою комнату, плотно закрывая за собой дверь.

Джули поспешно прикурила, пользуясь подаренной Пэм зажигалкой,
и торопливо вдохнула дым, ощутив столь знакомый и приятный его вкус и
запах. Она жадно затягивалась сигаретой, наслаждаясь ощущением дыма в лёгких, и почувствовала, что у неё начинает кружиться голова: никотин поступал в кровь после длинного перерыва.
Она прислушивалась к тому, что делает мама, но та как ни в чём не бывало продолжала телефонный разговор. Джули выкурила всю сигарету до фильтра за две минуты. Теперь она почувствовала себя гораздо лучше, но беспокоилась из-за чувства вины и боязни, что нестерпимая тяга к курению может вернуться.

На следующее утро Джули проснулась раньше обычного, снова чувствуя сильное желание закурить. Пэм только что покурила и занималась на кухне приготовлением кофе и завтрака. Пока кофе заваривался, Пэм пошла принять душ и Джули воспользовались ее отсутствием, чтобы второпях выкурить сигарету, украденную из маминой пачки. Когда Пэм вышла из ванной, она заметила, что в квартире стало сильнее пахнуть дымом, но не подумала, что Джули могла быть причастна к этому. Джули чувствовала себя прекрасно и не вспоминала о курении до обеда, но потом мысли и тяга к сигарете снова вернулись, и казалось, они стали ещё сильнее. Вернувшись домой, несчастная Джули в отчаянии обыскала всю мамину комнату в поисках сигарет – и снова безуспешно. Когда Пэм приехала домой, стало ещё хуже. За весь вечер Джули не могла найти никакой возможности покурить, и легла спать с неотвязными мыслями о курении. Рано утром она проснулась и с нетерпением дождалась, когда Пэм пойдёт в душ, чтобы выкурить вожделенную сигарету. Убедившись, что тяга не проходит даже после 24 часов воздержания, Джули подумала, что эти мучительные ощущения, наверное, ей не удастся перебороть никогда. Но она перетерпела весь день в ожидании следующего утра, когда у неё был шанс снова насладиться курением.
Когда Джули проснулась в среду утром, с первой мыслью о сигарете она ощутила дрожь во всём теле. Во рту неприятно пересохло, в горле встал ком. Ни о чём, кроме предвкушения так необходимой ей сигареты, Джули не могла даже думать. Снова тягостные минуты ожидания, когда Пэм пойдёт в душ… и Джули закурила, всем телом ощутив сладкое чувство удовлетворения. Она высасывала из сигареты максимальное количество дыма и втягивала его в себя так глубоко, как только могла.
Успокоившись, Джули стала раздумывать над тем, что она будет делать, когда симптомы абстиненции вернутся снова.

В тот день Пэм вернулась домой с работы время в удивительно хорошем настроении. Профсоюз на её работе, наконец, выиграл судебный процесс по выплате заработной платы, который он уже давно вёл против корпорации. В результате Пэм была присуждена единая выплата в несколько тысяч долларов, о чём она с радостью рассказала Джули, кроме того, существенно повысилась и зарплата. Теперь деньги уже не были для них первоочередной проблемой. Пэм была счастлива, и Джули вместе с ней была рада. Не столько из-за денег, сколько из-за возможности увидеть маму в по-настоящему чудесном настроении впервые за очень долгое время. Они пообедали, а на обед Пэм приготовила праздничное угощение, и потом Джули решила, что самое время наконец признать своё поражение.

Она чувствовала, что её желание покурить нарастает и становится всепоглощающим, ещё и усугубляясь чувством ожидания. После обеда Пэм расслабленно присела на диван, и Джули увидела, как она берёт пачку «Вирджинии Слимс» и извлекает сигарету. Прежде чем Пэм успела прикурить, Джули кашлянула и, с замиранием сердца роговорив: «Эммм... ээ,
мам…», села рядом с Пэм.

–Да, милая? – ответила Пэм.

– Я... ну, мне хотелось бы... э-э, как ты думаешь, я могла бы... я могла бы взять одну? – сказала она наконец, указывая на пачку в руке Пэм, красная от смущения и с взволнованно застучавшим сердцем.

– Сигарету? Хочешь сигарету, солнышко? Я так и подумала... Что ж, бери, – сказала Пэм и подала пачку Джули, не особенно удивляясь. В конце концов, она уже убедилась в том, что Джули подсела на сигареты почти так же, как и она сама, и этим утром она прекрасно поняла, что дым, который появившийся в квартире после выхода Пэм из ванной, был не её. Но она не смогла удержаться от вопроса: «Но ведь ты, кажется, сказала, что больше не будешь курить?».

Джули потянулась к пачке в руке Пэм и взяла одну сигарету. Пэм заметила, что ее руки дочери слегка подрагивали от нетерпения. – Мам, поначалу я действительно так думала. Но потом я пожалела, что перестала курить. Я… как тебе сказать… скучала по сигаретам. Я поняла в последний день или около того, когда курила, что мне очень нравится курить. Думаю, было бы неплохо, если бы я могла время от времени курить, – серьезно сказала Джулия.

Пэм внимательно слушала, что девушка говорила о своих намерениях, и захотела убедиться, что Джули чётко знает, что чём говорит.
– Дорогая, если ты хочешь курить вместе со мной, всё в порядке, я не возражаю. В конце концов, я курю, поэтому я не могу запрещать тебе делать то же. Но ты действительно хорошо обдумала это? Поверь, чрезвычайно трудно отказаться от курения после того, как куришь какое-то время.
(«Ага, давай, расскажи мне об этом!» – подумала Джули), и я знаю, что ты хорошо осведомлена о вреде курения. Мне нравится курить, я получаю от этого массу удовольствия, но были случаи, когда я всерьёз хотела бросить, но не могла. Если ты будешь курить, у тебя разовьётся зависимость, и тебе придётся курить, даже если ты не захочешь. Ты рискуешь так же крепко подсесть на сигареты, как и я. Подумай. Ты абсолютно уверена, что всё-таки хочешь курить? – спросила Пэм.

Джули задумалась над словами матери. Она знала, что сигареты могут повредить здоровью, но она никогда не была спортсменкой и не
планировала становиться ею. Она уже слишком хорошо осознала на себе, насколько коварным может быть курение, и, наверное, она и не хотела бы быть так зависимой, как мама, но ответила ясно и без колебаний.
– Я хорошо подумала, мам. Я хотела бы ещё покурить некоторое время. Я думаю, что я не буду курить в школе или где-то ещё, и я мне хватит всего несколько штучек в день здесь, с тобой. Но я люблю курить, и я бы очень хотела иметь возможность покурить, когда захочу. Итак, да, я абсолютно уверена... Я хочу начать снова! – объявила она.
– Хорошо, дорогая, я ценю твою искренность. Я понимаю, как трудно было тебе принять решение. А теперь давай покурим! – сказала Пэм дочери, дав ей прикурить, а потом прикурила сама.

И они обе наслаждались сигаретами после ужина, особенно Джули. Теперь они увидели друг друга в новом свете. Пэм стала принимать Джули почти как равную, а не как ребенка; она начала размышлять о том, что с новыми отношениями между ними, да ещё и с хорошими деньгами, которые она теперь будет зарабатывать, вероятно, их жизнь станет намного ближе к тому идеалу, о котором она мечтала долгое время. Со своей стороны Джули начала воспринимать курение часть своего «я», а не как нечто постыдное, и она ощущала, что совместное курение на равных с мамой добавляет ей взрослости, поднимает самооценку. Когда Джули выкурила свою первую «легальную» сигарету, гнетущая тяга исчезла, и она почувствовала себя довольной и расслабленной, не то что в предыдущие дни.

Позже тем вечером Джули попросила у мамы еще одну сигарету.
– Тебе не обязательно спрашивать, милая, – сказала Пэм, предлагая ей пачку. – В любое время, когда вы почувствуешь, что хочешь, просто бери сигарету и кури.
Джули почувствовала себя более взрослой, чем когда-либо, понимая, как мать доверяет ей, и закурила с приятным чувством удовлетворенности.

Ближайшее время быстро и предсказуемо привело к тому, что Джули вернулась к своему прежнему ритму курения. Сначала Пэм с удивлением наблюдала быстро пустеющими пачками, думая, что не замечает, как сама курит больше, но вскоре она поняла, что причина в постепенно растущем потреблении сигарет Джули. Однажды Пэм оставила дома пачку с шестью сигаретами, уезжая однажды по делам, и подумала, что Джулии, скорее всего, покурит только раз или два за время её отсутствия. Но, вернувшись домой, Пэм с удивлением обнаружила, что в пачке остались всего две сигареты. Скоро обеим стало очевидно, что Джули с таким курительным аппетитом должна иметь свою собственную пачку, поэтому Пэм разрешила ей при необходимости брать пачки из блока, который она держала в своей спальне. В течение недели Джули постепенно вернулась к своему обычному потреблению полупачки сигарет в будний день, что было для неё максимально комфортным. Однако в выходные дни Джули проявляла тенденцию курить больше, поскольку тогда не было нескольких часов школьных занятий, в которые она не могла курить. В эти дни для неё стало нормой выкуривать до 15 сигарет в день. Она как-то пожаловалась Пэм, что понедельники стали для нее самыми трудными днями: ведь это были те дни, когда ей приходилось ограничивать себя после двух дней свободы.

Наконец, настал июнь и вместе с ним школьные каникулы. Лето – это всегда прекрасно, но для Джули оно было прекрасным вдвойне: ведь сейчас она могла удовлетворять свою постепенно растущую потребность в курении, не имея никаких ограничений. Джули однажды даже обеспокоилась, подсчитав количество никотина в своей дневной норме сигарет, которая у неё медленно, но неумолимо увеличивалась. Одним июльским вечером Джули с некоторым удивлением заметила, что пачка, которую она распечатала утром, уже почти опустела. Но Джули получала теперь намного большее удовольствие от привычки, сила которой поглощала её с каждым днём всё сильнее, и просто позволила своему телу и дальше пребывать в комфорте и гармонии. Пэм наблюдала за поведением Джули и находила его идентичным тому, что было и с ней много лет назад. Она видела, что дочь так же крепко, как и она, привязалась к курению.

Когда появлялась возможность, Джули и Пэм старались проводить летние дни вместе: будь то шопинг, поездки на пляж, путешествия по стране (Пэм наконец смогла купить новую хорошую машину) или просто прогулки в парке, наслаждаясь компанией друг друга. Когда Джули
была рядом с мамой, она больше не стеснялась курить на людях. Она заметила, что ей особенно нравится ходить на пляж Это было прекрасно: солнце, шелест волн, жёлтый песок и курение, которое было там чертовски приятным. Она любила лежать на пляже в бикини и солнечных очках, наслаждаться солнцем, греющим её тело и морским ветерком, чувствуя то внимание парней, так взрослых мужчин, какое она привлекала, соблазнительно затягиваясь сигаретой.
Однажды летом, когда Джули с Пэм сидели в кафе торгового центра, двое её одноклассниц прошли мимо и приветственно махнули рукой. Джули помахала в ответ, специально подняв руку с недавно прикуренной «Вирджинией», и с удовольствием увидела удивленные лица девушек, особенно когда она сделала длинную затяжку и пустила дым высоко вверх. К концу августа Джули уже требовалась почти целая пачка в день, и она стала даже стараться продемонстрировать то, что курит, всему свету. Она специально посещала людные места с одной целью – покурить на всеобщее обозрение. Ей нравилось ловить на себе восхищённые взгляды молодых парней, а ещё больше нравилось злить тех, кто явно не одобрял курение, демонстративно покуривая рядом с ними.

Теперь она наслаждалась сигаретами, как никогда. Они стали частью её существа, неотъемлемой долей её самосознания. Прежней ненавидящей курение Джули уже не было, её заменила более взрослая и раскрепощённая новая Джули. Она была уверена в себе, более оптимистична и теперь ощущала себя по-настоящему взрослой. Конечно, ее тело нуждалось в ежедневной порции никотина, и Джулии осознавала, что приобрела зависимость. Но она смирилась с этим: зависимость не пугала её, ведь она действительно наслаждалась каждой сигаретой. Она поняла, что подсела на сигареты так же, как мама.

Когда пришло время вернуться в школу, Джули, посоветовавшись с Пэм, решила, что ей нет смысла не брать сигареты с собой. У нее было несколько свободных минуток каждый день, в которые она могла удовлетворить свою потребность курить, а Пэм не хотела бы, чтобы её дочь страдала. В первый день занятий на первой же перемене Джули вышла из школы в близлежащий парк, где многие школьники собирались, чтобы покурить. Некоторые девушки, которые знали прежнюю Джули, были поражены, увидев, как Джули присоединяется к ним, достаёт пачку «Вирджинии Слимс», зажигалку и курит с очевидным опытом и отличным стилем. Это была не та Джули, которую они знали (и в основном игнорировали) раньше, она стала другой, и не только из-за сигареты в её руке. Она была более уверена в себе, намного более дружелюбна и общительна, и с удовольствием для всех вошла в их компанию. Вскоре Джули и те несколько девушек, которых она встретила в парке на перемене, стали неразлучными подругами. Более того, теперь Джули стала вызывать серьёзный интерес у парней, не устоявших перед красотой, уверенностью и сексуальностью, которые она теперь излучала.

Это был лучший год ее жизни. К его концу Джули выработала устоявшуюся привычку и стиль курения, и чувствовала, что теперь она любит курить ещё больше, чем когда-либо. Иногда она опасалась последствий курения, но было очевидно, что те позитивные изменения, которые принесли ей сигареты, намного перевешивают негативные последствия привычки, и Джули не думала, что курит слишком много. Пэм теперь всегда брала два блока «Вирджинии» в супермаркете, которые посещала еженедельно – себе и дочери. Она не волновалась из-за возросших расходов, ибо видела, что Джули наслаждается сигаретами и нуждается в них так же, как и она сама, и ей было радостно и приятно видеть свою «новую» дочь.
– Что ж, – думала Пэм, – это всё-таки была отличная сделка!
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Volcano здоровые легкие сигареты мика как начать курить женские сигареты удовольствие удовольствие от курения курение здоровье курящая девушка Liebfraumilch елизавета серебрякова женское курение как курить взатяг самые безопасные сигареты пин-ап армянские сигареты курящая женщина гламур девушка папиросы как затягиваться сигаретой овальные сигареты сигарета Superslims сигареты без фильтра дешевые сигареты Marlboro новые марки сигарет история ментоловые сигареты табак донской табак девушки любовь сигариллы Queen size самые модные сигареты советские сигареты никотиновая зависимость тонкие сигареты ароматизированные сигареты элитные сигареты реклама испания юмор зажигалка фильтр-мундштук сигареты кисс сигареты из крыма сигареты с ментолом импортные сигареты King size Parliament компакт красота первая затяжка девичья курилка импорт ява курить большая пачка сигареты компакт колумбийская мешка сигареты лд курилка сигареты винстон курение и здоровье дым пепельница друзья модные сигареты натуральный табак стиль пётр 1 прима борьба с курением Winston польза курения Kent богатыри красный мальборо нак начать курить сигареты ричмонд мундштук молочный аккаунт белорусские сигареты Pepe Mevius фото бен хур баз пачка ангелика дрордж гросс #smokeemo's blog германия киевский пейзаж сигареты оптима Captain black самокрутки сигареты джой комфортное курение сигареты мальборо как скрыть запах табака пхукет жизнь ветлужанка сигареты с фильтром-мундштуком полиция легкие сигареты общение женственность кисс яблочный красота и курение Slims полезные сигареты гильзы Camel Alliance творчество сигареты парламент сигареты давидофф собака первая сигарета Smokeemo's blog гродненская табачная фабрика Menthol страсть секреты долголетия Bond рафаэль де сото украинские сигареты эстетика сигариллы без фильтра мальборо с ментолом сигареты прима курильщицы школа курильщиц Lss культура курения курящие девушки сигареты вог сигареты кент мини-сигары никотин болгарские сигареты суперслим стёб классика спалила мама грусть дети польша альянс моршанск имидж карелия сигареты спорт подарок сигареты стиль мода и курение курение при астме молоко Kiss сексуальность Dupont табачный павильон курительный клуб Pueblo куин сайз пещера раздвижная пачка сигареты эве сигареты филип моррис фредерик смит лиггетт дукат стерва Glamour Aroma rich More мягкая пачка Sobranie спорт и курение колледж Less smell пример философия сигареты сенатор сигареты пэлл мэлл казбек крепкие красота курения будущее фашизм Richmond тамбовский волк сигареты металлическая пачка редкие сигареты мини-формат