Литературная табакерка

В этой теме форума, выкладываем стихи и отрывки из произведений прозы, где курение, как говорится, имеет место быть. И конечно - делимся своими произведениями!
Бывалый
Алеся
Медаль почетного члена форума Магистр вернисажа
Сообщений: 234
Самара
1 день назад

Закури, дорогой, закури...

Закури, дорогой, закури.
Может, завтра с восходом зари
Ты на линию выйдешь опять
Повреждение где-то искать.
Или в сумерках в наш батальон
Зазвонит полевой телефон,
И прикажет зелёная нить:
Связи нет, отправляйтесь чинить.
Ты на лыжах укатишь туда,
Где оборванные провода.
Может, ветер порвал, может, снег
Или, скажем, чужой человек.
И на склоне с покатой горы
Ты найдёшь тот проклятый обрыв,
Про который дежурный сказал,
Про который узнал генерал.
На столбе, превратившемся в лёд,
Ветер пальцы твои обожжёт,
Будет губы твои леденить -
Не придётся тебе закурить.
Но оттуда доложишь ты нам:
Неисправность устранена!
Ты вернёшься к восходу зари.
Закури, дорогой, закури.

Юрий Визбор
1957
Бывалый
Алеся
Медаль почетного члена форума Магистр вернисажа
Сообщений: 234
Самара
1 день назад
Михаил Шолохов

Судьба человека

отрывок

…Вскоре я увидел, как из-за крайних дворов хутора вышел на дорогу мужчина. Он вел за руку маленького мальчика, судя по росту - лет пяти-шести, не больше. Они устало брели по направлению к переправе, но, поравнявшись с машиной, повернули ко мне. Высокий, сутуловатый мужчина, подойдя вплотную, сказал приглушенным баском:
- Здорово, браток!
- Здравствуй. - Я пожал протянутую мне большую, черствую руку.
Мужчина наклонился к мальчику, сказал:
- Поздоровайся с дядей, сынок. Он, видать, такой же шофер, как и твой папанька. Только мы с тобой на грузовой ездили, а он вот эту маленькую машину гоняет.
Глядя мне прямо в глаза светлыми, как небушко, глазами, чуть-чуть
улыбаясь, мальчик смело протянул мне розовую холодную ручонку. Я легонько потряс ее, спросил:
- Что же это у тебя, старик, рука такая холодная? На дворе теплынь, а
ты замерзаешь?
С трогательной детской доверчивостью малыш прижался к моим коленям, удивленно приподнял белесые бровки.
- Какой же я старик, дядя? Я вовсе мальчик, и я вовсе не замерзаю, а
руки холодные - снежки катал потому что.
Сняв со спины тощий вещевой мешок, устало присаживаясь рядом со мною, отец сказал:
- Беда мне с этим пассажиром. Через него и я подбился. Широко шагнешь - он уже на рысь переходит, вот и изволь к такому пехотинцу приноравливаться.
Там, где мне надо раз шагнуть, - я три раза шагаю, так и идем с ним
враздробь, как конь с черепахой. А тут ведь за ним глаз да глаз нужен. Чуть
отвернешься, а он уже по лужине бредет или леденику отломит и сосет вместо конфеты. Нет, не мужчинское это дело с такими пассажирами путешествовать, да еще походным порядком. - Он помолчал немного, потом спросил:
- А ты что же, браток, свое начальство ждешь?
Мне было неудобно разуверять его в том, что я не шофер, и я ответил:
- Приходится ждать.
- С той стороны подъедут?
- Да.
- Не знаешь, скоро ли подойдет лодка?
- Часа через два.
- Порядком. Ну что ж, пока отдохнем, спешить мне некуда. А я иду мимо,
гляжу: свой брат-шофер загорает. Дай, думаю, зайду, перекурим вместе.
Одному-то и курить, и помирать тошно. А ты богато живешь, папироски куришь.
Подмочил их, стало быть? Ну, брат, табак моченый, что конь леченый, никуда не годится. Давай-ка лучше моего крепачка закурим.
Он достал из кармана защитных летних штанов свернутый в трубку
малиновый шелковый потертый кисет, развернул его, и я успел прочитать вышитую на уголке надпись: "Дорогому бойцу от ученицы 6-го класса Лебедянской средней школы".
Мы закурили крепчайшего самосада и долго молчали. Я хотел было
спросить, куда он идет с ребенком, какая нужда его гонит в такую распутицу, но он опередил меня вопросом:
- Ты что же, всю войну за баранкой?
- Почти всю.
- На фронте?
- Да.
- Ну, и мне там пришлось, браток, хлебнуть горюшка по ноздри и выше.
Он положил на колени большие темные руки, сгорбился. Я сбоку взглянул на него, и мне стало что-то не по себе... Видали вы когда-нибудь глаза, словно присыпанные пеплом, наполненные такой неизбывной смертной тоской, что в них трудно смотреть? Вот такие глаза были у моего случайного собеседника.
Выломав из плетня сухую искривленную хворостинку, он с минуту молча водил ею по песку, вычерчивая какие-то замысловатые фигуры, а потом заговорил:
- Иной раз не спишь ночью, глядишь в темноту пустыми глазами и думаешь: "За что же ты, жизнь, меня так покалечила? За что так исказнила?" Нету мне ответа ни в темноте, ни при ясном солнышке... Нету и не дождусь! - И вдруг спохватился: ласково подталкивая сынишку, сказал: - Пойди, милок, поиграйся возле воды, у большой воды для ребятишек всегда какая-нибудь добыча найдется. Только, гляди, ноги не промочи!
Еще когда мы в молчании курили, я, украдкой рассматривая отца и
сынишку, с удивлением отметил про себя одно, странное на мой взгляд,
обстоятельство Мальчик был одет просто, но добротно: и в том, как сидела на нем подбитая легкой, поношенной цигейкой длиннополая курточка, и в том, что крохотные сапожки были сшиты с расчетом надевать их на шерстяной носок, и очень искусный шов на разорванном когда-то рукаве курточки - все выдавало женскую заботу, умелые материнские руки. А отец выглядел иначе: прожженный в нескольких местах ватник был небрежно и грубо заштопан, латка на выношенных защитных штанах не пришита как следует, а скорее наживлена широкими, мужскими стежками; на нем были почти новые солдатские ботинки, но плотные шерстяные носки изъедены молью, их не коснулась женская рука... Еще тогда я подумал: "Или вдовец, или живет не в ладах с женой".
Пользователь
coal
Грамота почетного комментатора сайта
Сообщений: 46
Донецк
8 дней назад
Kcтати,с Днем Победы!Победу над нацизмом начинают праздновать 8 мая,так что поздравляю всех форумчан!
Бывалый
Алеся
Медаль почетного члена форума Магистр вернисажа
Сообщений: 234
Самара
1 день назад
С Днем Победы, друзья!


***
Я сижу с извечной папиросой,
Над бумагой голову склоня,
А отец вздохнет, посмотрит косо -
Мой отец боится за меня.
Седенький и невысокий ростом,
Он ко мне любовью был таков,
Что убрал бы, спрятал папиросы
Магазинов всех и всех ларьков.
Тут же рядом, прямо во дворе,
Он бы сжег их на большом костре.
Но, меня обидеть не желая,
Он не прятал их, не убирал...
Ворвалась война, война большая.
Я на фронт, на запад уезжал.
Мне отец пожал впервые руку.
Он не плакал в длинный миг разлуки.
Может быть, отцовскую тревогу
Заглушил свистками паровоз.
Этого не знаю.
Он в дорогу
Подарил мне пачку папирос.

Иосиф Ливертовский
1942 г
Бывалый
Алеся
Медаль почетного члена форума Магистр вернисажа
Сообщений: 234
Самара
1 день назад
АРКАДИЙ СТРУГАЦКИЙ, БОРИС СТРУГАЦКИЙ

ОТЕЛЬ "У ПОГИБШЕГО АЛЬПИНИСТА"

отрывки

…Кайса все трудилась над постелью, доводя ее до немыслимого совершенства, а я достал сигарету, закурил и подошел к окну. Я был один. Благословенное небо, всеблагий господи, наконец-то я был один! Я знаю - нехорошо так говорить и даже думать, но до чего же в наше время сложно устроиться таким образом, чтобы хоть на неделю, хоть на сутки, хоть на несколько часов остаться в одиночестве! Нет, я люблю своих детей, я люблю свою жену, у меня нет никаких злых чувств к моим родственникам, и большинство моих друзей и знакомых вполне тактичные и приятные в общении люди. Но когда изо дня в день, из часа в час они непрерывно толкутся около меня, сменяя друг друга, и нет никакой, ни малейшей возможности прекратить эту толчею, отделить себя от всех, запереться, отключиться… Сам я этого не читал, но вот сын утверждает, будто главный бич человека в современном мире - это одиночество и отчужденность. Не знаю, не уверен. Либо все это поэтические выдумки, либо такой уж я невезучий человек. Во всяком случае, для меня две недельки отчужденности и одиночества - это как раз то, что нужно. И чтобы не было ничего такого, что я обязан делать, а было бы только то, что мне хочется делать. Сигарета, которую я закурю, потому что мне хочется, а не потому, что мне суют под нос пачку. И которую я не закурю, если мне не хочется, а не потому, что мадам Зельц не выносит табачного дыма. Рюмка бренди у горящего камина - именно в тот момент, не раньше и не позже, когда мне придет в голову, что выпить рюмку бренди у горящего камина - это хорошо. Это действительно будет неплохо. Вообще мне здесь, кажется, будет неплохо. И это просто прекрасно, мне хорошо с самим собой, с моим собственным телом, еще сравнительно не старым, еще крепким, которое можно будет поставить на лыжи и бросить вон туда, через всю равнину, к сиреневым отрогам, по свистящему снегу, и вот тогда станет совсем уже прекрасно…

…Что-то изменилось в моем номере, я почувствовал это сразу. Через секунду я понял: пахло трубочным табаком, совсем как в номере-музее. Я немедленно взглянул на пепельницу. Курящейся трубки там не было - была горка пепла вперемешку с табачными крошками. На постое стоят, вспомнилось мне. Не пьют, не едят, только следы оставляют…
И тут рядом кто-то протяжно и громко зевнул. Из спальни, стуча когтями, лениво вышел сенбернар Лель, с ухмылкой посмотрел на меня и потянулся.
- Ах, так это ты здесь курил? - сказал я.
Лель подмигнул и помотал головой. Словно муху отгонял.
Бывалый
Алеся
Медаль почетного члена форума Магистр вернисажа
Сообщений: 234
Самара
1 день назад
Гонкур Эдмон

Братья Земгано

отрывки

…Но Томпкинс скоро надоели заботы по содержанию дома на широкую ногу, надоело одиночество, окружавшее ее в огромных покоях, и теперь, приехав в Париж и сдав машину-бурю в склад на хранение, – она жила в одной комнате в Гранд-Отеле, но оплачивала комнаты под собой и над собою, чтобы иметь возможность прикрепить к потолку трапецию, на которой горничная часто заставала ее по утрам голой и раскачивающейся с папироской в зубах.

…Про эту женщину можно было бы сказать, что она – олицетворение безудержной мускульной деятельности. По утрам, – а Томпкинс вставала очень рано, – она упражнялась на трапеции в ожидании часа, когда швейцар откроет двери гостиницы, потом час или два каталась верхом, оттуда ехала на репетицию, так как репетиции по вольтижировке происходили до полудня. Позавтракав и вернувшись в гостиниц, она курила папироски, то и дело цепляясь за поперечину трапеции, которой не давала ни минуты покоя. Затем она снова садилась на лошадь и рыскала по парижским окраинам, перепрыгивая через все попадавшиеся по пути препятствия.

…Томпкинс входила в темный, пустынный, безмолвный манеж, в котором виднелось только два-три человеческих силуэта с приглушенными фонарями в руках и склонившихся над большими вазами из красной глины. Посреди манежа был расстелен восточный ковер, кусок настоящего короткошерстного бархата, на котором виднелись, словно отблески инея, персидские письмена и цветы работы XVI века, вытканные в трех нежных и светлых тонах – серебром, зеленоватым золотом и лазурью. Рядом с ковром возвышалась стопка вышитых подушек. Американка ложилась на ковер, разрушала нагромождение подушек, подкладывала их под себя, укладывая поудобнее спину и руки, и медленно, почти сладострастно отыскивала наиболее приятное положение растянувшемуся телу; затем закуривала папироску. Вместе с огоньком, зардевшимся во тьме у рта женщины, словно по сигналу, изо всех глиняных ваз вздымались бенгальские огни и освещали барьер, обтянутый великолепным индийским кашемиром; невидимые благоухающие фонтаны взметали в воздух водяную пыль, переливавшую светом голубых и красноватых огней, а два конюха выводили на арену – один черную лошадь, в сбруе, усеянной маленькими рубинами, другой – белую лошадь в сбруе, украшенной мелкими изумрудинами.

…Неподвижно лежа и рассеянно вдыхая клубы табачного дыма, среди манежа, который считался общественным, а в действительности принадлежал ей одной, любуясь лошадьми, на которых она никогда не ездила при публике и которых выводили, когда весь Париж спал, – среди этого празднества, которое она устраивала для себя одной, – Томпкинс наслаждалась высшим эгоистическим удовольствием, одинаковой радостью тайного обладания прекрасными, единственными в своем роде и никому не ведомыми вещами.

…Но анекдотическая сцена, разыгравшаяся как-то между нею и директором цирка, дает еще лучшее понятие о громадных суммах, которые она готова была уплатить, лишь бы избавиться от малейшего стеснения своих привычек. Один из цирковых служащих, почувствовав в коридоре табачный дым, открыл дверь в уборную Томпкинс и , увидев, что наездница курит , растянувшись на полу, сказал ей довольно грубо, что курить запрещено и что ей надлежит немедленно потушить папиросу.

– А-о-о! – сделала Томпкинс и продолжала курить, не отвечая.

Сказали об этом случившемуся здесь директору-распорядителю; он поднялся в ее уборную и со всей вежливостью, какую заслуживала артистка great attraction, делавшая к тому же хорошие сборы, стал ласково объяснять ей, что в здании много деревянных частей, много легковоспламеняющихся материалов и что поэтому папироска может навлечь неисчислимые убытки.

– А сколько денег, когда все пропадет? – сказала, прерывая его, наездница.

– Да вот, сударыня, на случай пожара цирк застрахован в несколько тысяч франков.

– Very well, very well!– есть, не правда ли, в Париже банк… для хранение и …

– Вы хотите, сударыня, сказать: депозитная касса? – Oh yes, вот, вот… и деньги за весь убыток… завтра будет в касс… как вы говорили… Вы – спокойна… я – продолжай курить … До свиданья, мсьё.
Редактировалось: 1 раз (Последний: 19 июня 2017 в 11:04)
Бывалый
Алеся
Медаль почетного члена форума Магистр вернисажа
Сообщений: 234
Самара
1 день назад

Остров, или христиан и его товарищи

отрывок

И потянул во мгле благоуханной,
Пришельца возвещая, запах странный.
С фиалкой ты смешать его б не мог;
Нет, с ним дружней в тавернах эль и грог!
Был выдыхаем он короткой, хрупкой,
Но Юг и Север продымившей трубкой.
От Портсмута до полюса свой дым
Она пускала в нос валам седым
И всех стихий слепому произволу,
Неугасимой жертвою Эолу
К сменявшимся вскуряясь небесам,
Всегда, повсюду... Кто же был он сам,
Ее владелец? - Ясно то: моряк
Или философ... О, табак, табак!
С востока до страны, где гаснет день,
Равно ты услаждаешь - турка лень
И труд матроса. В негах мусульмане
Соперник ты гаремного дивана
И опиума. Чтит тебя Стамбул;
Но люб тебе и Странда спертый гул
(Хоть ты там хуже). Сладостны кальяны;
Но и янтарь струит твои туманы
Пленительно. К тебе идут уборы;
Но все ж краса нагая тешит взоры
Милей: и твой божественный угар
Вполне изведал лишь знаток - сигар!

Джордж Гордон Байрон
Бывалый
Алеся
Медаль почетного члена форума Магистр вернисажа
Сообщений: 234
Самара
1 день назад

По ходячей поговорке

По ходячей поговорке,
в нашей жизни всё не так:
есть бумага — нет махорки,
нет бумаги — есть табак.
И однажды мне , бедняге,
через дальние моря
довелося без бумаги
плыть на север, не куря .
Путь далекий, сердцу тошно,
на табак гляжу с тоской...
И случились, как нарочно,
ваши письма под рукой.
Ваша память, ваше слово,
ваша радость, ваша грусть —
всё, что я читал бы снова
и запомнил наизусть...
Вот курю я дни и ночи ,
перед сном и после сна ,
докурившись , между прочим ,
до последнего письма .
И взяла меня досада,
будто к горю моему
вы пришли и сели рядом,
чуть заметная в дыму.
Что бы смог я вам ответить,
как в глаза бы глянуть смог?
Так что спрятал я в кисете
то, последнее письмо.
Я хранил его годами,
нес за пазухой вперед
через ветер, через пламя,
через речки в ледоход.
На работу брал с собою,
от дождя его берег,
клал под камушек в забое,
клал под спички в коробок.
Каждой ночью незаметно
от воров его скрывал,
будто кровный и заветный,
свой последний капитал.
Будто чудом в самом деле
не рассыпалось оно,
в нем и строчки побледнели,
точки выцвели давно.
Всю далекую дорогу
шел я в сумраке лесном,
сам старея понемногу,
с вашим маленьким письмом.
И минуткой, вновь тоскуя,
вновь глядел спокойно я,
как написано: «Целую»
и подписано: «Твоя...»

Борис Ручьев
Бывалый
Алеся
Медаль почетного члена форума Магистр вернисажа
Сообщений: 234
Самара
1 день назад
Татьяна Толстая

ПАМЯТИ БРОДСКОГО

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


поэт Иосиф Бродский

Хотел ли он съездить домой? По-моему, поначалу, во всяком случае, очень хотел, но не мог, боялся прошлого, воспоминаний, напоминаний, разрытых могил, боялся своей слабости, боялся разрушить то, что он сделал со своим прошлым в своих стихах, боялся оглянуться на прошлое, как Орфей на Эвридику – и потерять его навсегда. Он не мог не понимать, что его единственный читатель, его настоящий читатель – там, он не мог не знать, что он – русский поэт, хотя он и убедил себя – одного лишь себя – что он поэт американский. Он писал стихи по-английски, он переводил свои стихи на английский язык, он сердился на кислые порой рецензии, на очень близких друзей, решавшихся сказать ему, что – да, слова на месте, Иосиф, но стихотворения не получилось, потому что, знаешь ли, в английской поэзии другие законы… Ему ли было не знать все на свете о поэтических законах, – да он сам их создавал! «Не говори Иосифу, но, знаешь, опять подходили американцы и спрашивали: „Скажите, это правда, что он действительно гениальный поэт?“ Что он знал и о чем догадывался? У него есть стихотворение о ястребе в горах Массачусетса, который взлетает так высоко, что поток восходящего воздуха не дает ему опуститься назад, на землю, и ястреб погибает там, на той высоте, где нет ни птиц, ни людей, ни воздуха, чтобы дышать. Так мог ли он вернуться назад? Зачем я и другие мучили его этими вопросами о возвращении? Мы хотели, чтобы ему было приятно, хотели, чтобы он видел, знал, как его любят – ведь мы сами так любили его! И я до сих пор не знаю, хотел ли он этих уговоров „съездить навестить“, или же они терзали его больное сердце. „Иосиф, вас приглашают выступить в колледже. Вот две даты: февраль или сентябрь?“ – „Конечно, февраль. До сентября еще дожить надо!“ И, отрывая очередной фильтр от очередной сигареты, рассказывал очередной „ черный “ анекдот : МУЖ: „Врач сказал мне, что это – конец. Я не доживу до утра. Давай всю ночь напоследок заниматься любовью и пить шампанское!“ ЖЕНА: „Ишь, какой умный! Тебе-то утром не вставать!“ Надо ли было обращаться с ним как с „больным“ – говорить о погоде и ходить на цыпочках? Приехал на выступление к нам в колледж, белый, как мука, измученный тремя часами дороги – для таких вызывают 911. Выпил вина, выкурил полпачки сигарет, блистал, читал стихи, стихи, стихи – курил и читал, наизусть, свои и чужие, и еще курил, и еще читал, и уже слушатели стали белыми от его антиамериканского дыма, а он был в ударе – порозовел, сверкал глазами, и еще читал, и еще. И когда по всем расчетам ему надо было лечь в постель с нитроглицерином под языком – захотел еще говорить, и отправился к гостеприимным хозяевам, издателям „Салмагунди“, Бобу и Пегги Бойерс, и говорил, и пил, и курил, и блистал, и смеялся, и в полночь, когда уже побледнели стойкие и привычные хозяева, и мы с мужем отвозили его в гостевой дом, его энергия выросла в той же пропорции, в которой наша упала. «Какие замечательные Бойерсы! Какой он умный! Какая она красивая! Как не хочется уходить из таких гостей – но мы их немножко замучили. А теперь будем общаться по-настоящему!» По-настоящему – значит по-русски. И мы просидели еще до трех утра в пустой гостиной гостевого дома, говоря обо всем на свете – потому что Иосифа интересовало все на свете, рыская по ящикам в поисках штопоров для новых бутылок красного вина, наполняя тихий американский приют клубами запрещенного дыма, тщетно обшаривая кухню в поисках остатков еды от дневного приема («Надо было припрятать lоmein… Потом там еще была курочка вкусная… И холодную бы съели – надо было украсть! Ночью главный жор!») и разошлись под утро – мы полуживые, а Иосиф – как будто бы ничего.
Пользователь
coal
Грамота почетного комментатора сайта
Сообщений: 46
Донецк
8 дней назад
Татьяна Толстая,вроде.тоже любительница покурить
Бывалый
Алеся
Медаль почетного члена форума Магистр вернисажа
Сообщений: 234
Самара
1 день назад
coal,
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.
Бывалый
Алеся
Медаль почетного члена форума Магистр вернисажа
Сообщений: 234
Самара
1 день назад
* * *
Какой-то ген все тормозит во мне,
парализует волю – и желанья
томятся неприкаянно на дне
в сомненья погруженного сознанья.

И я курю, объятый шумным днем,
прошитый пролетающим мгновеньем,
и вижу: все, что делается в нем,
не вяжется с моим сердцебиеньем.

Иные гены властвуют вокруг,
иная стать, иное озаренье,
но все дела всех наших душ и рук –
невидимых деяний отраженье.

Не в смысле мистики,
не в смысле божества,
не в смысле двоемирия Платона,
а точно так, как падает листва,
сраженная немилостью закона.

Лев Ленчик
Бывалый
Алеся
Медаль почетного члена форума Магистр вернисажа
Сообщений: 234
Самара
1 день назад
Михаил Веллер

Приключения майора Звягина

отрывки

…Огонь угас. Достигла прохлада. Он укрыл ее, встал, перекинув через плечо одеяло римским плащом, подложил дров, вздул головешки. Часы: четверть пятого. Разлил остатки коньяка, выкопал со дна сумки пачку «Честерфилда», дымок прозрачной струйкой потек в очаг, плавно загибаясь над огнем и тая в языках желтого пламени, с гудением улетающих в дымоход.
– Разве ты куришь?
– Очень редко. Сегодня можно. Я хочу покурить с тобой. Я хочу сегодня ночью выкурить сигарету с тобой, у огня, здесь.
Он осторожно вытащил из пачки сигарету, прикурил от своей и вложил ей в губы.
– Я не умею… Надо тянуть в себя?
– Ага. Вот так. Вдохнуть. Подожди – сначала выпьем по глотку. За город Верону. По последней.
– Почему за Верону?
– Нельзя спрашивать. Сначала выпить тост, потом вопрос.
Она выпила и затянулась. Дымок показался некрепким, сладковатым, приятным, он заполнил легкие и выдохнулся почти незримым
продолговатым клубочком.
– В Италии есть город Верона, – шепотом говорил Ларик, глядя черными прозрачными глазами на нее и сквозь – в себя, в пространство. – В этом городе, маленьком и старинном, есть тесная, булыжная центральная площадь с колокольней и сторожевой башней. А в середине стоит памятник Ромео и Джульетте.
Тихий голос его удалился ввысь, стал едва различимой музыкой, счастливое ощущение легкости и полета объяло Валино тело. Прозрачная струйка сигаретного дыма развеялась и стала деревом, дерево ветвилось, черепичные крыши просвечивали сквозь крону, на сизой, отмытой веками каменной площади светился белизной памятник, и два живые, прекрасные и юные тела сплелись на постаменте, струясь и переливаясь одно в другое.
– И если влюбленный положит белую розу к подножию этого памятника, покачивал и пересыпался музыкальный звон, – то он будет счастлив в любви, и любовь его не изменит ему никогда.

…Она уснула, дыша ровно и бесшумно, а он еще долго лежал рядом, боясь пошевелиться, хотя знал, что она не проснется.
Затем повел себя несколько странно. Зажег свечу, всунул в золу очага ее окурок из пепельницы, а на его место, прикурив, положил другой; в золу же последовали еще три сигареты, внимательно извлеченные из пачки. В прихожей он снял ключ с гвоздика, вставил в дверь и повернул поперек. Из глубины письменного стола достал старинную вазу, сунул туда розу, налил воды и спрятал в кухонный шкафчик. Закрыл глухую штору на окошке, которая была отдернута.
После чего лег рядом, проверил фонарик, приказал себе проснуться в половине девятого, обнял Валю и растворился в счастливом сне.
Бывалый
Алеся
Медаль почетного члена форума Магистр вернисажа
Сообщений: 234
Самара
1 день назад
Владимир Качан

УЛЫБАЙТЕСЬ, СЕЙЧАС ВЫЛЕТИТ ПТИЧКА

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Леонид Филатов

Нормальный поэт - это ненормально, неправильно, так же, как, скажем, сентиментальный бизнесмен. Забегая вперед, скажу: как вы думаете, что-нибудь изменилось? Что вы! Каждую ночь, сидя на своей бедной левой ноге и непрерывно куря, Филатов пишет очередную пьесу или сказку в стихах. Сигареты - это вообще разговор особый . Уговаривать Филатова бросить курить - бесполезно, бессмысленно; глупо ведь стоять, предположим, перед заводской трубой и уговаривать ее не дымить так много. Когда он пришел в сознание после операции, первое, что он сказал, было знаете что?.. Вы правильно догадались: он попросил именно это. И кто-то из врачей без звука, без намека даже на возражение протянул ему сигарету, а другой врач, улыбаясь, - зажигалку.
Так вот, сидит он в комнате № 39, а чаще - на кухне, где ночью нет никого, посреди мусора, картофельной шелухи и окурков, своих и чужих, и иллюстрирует собой знаменитую ахматовскую строчку: "Когда б вы знали, из какого сора растут стихи... " и так далее. Причем стихи пишутся удивительно красивым почерком.
Казалось бы, в таких условиях и почерк должен быть неровным, небрежным, неразборчивым, но нет! Каллиграфические буковки вырисовывает его рука, будто старинный писарь составляет прошение на высочайшее имя. А может, это и есть прошение на самое высочайшее имя, чтобы его, как он считает, "стишки" превратились в стихи - в диковинный язык, на котором изъясняется душа, в одно из средств доставки чувства и ума от человека к человеку, а также хрупкий мост между небом и землей. И он пишет, выводит такие красивые буковки, что их даже жалко зачеркивать, но он зачеркивает, еще и еще, думает, опять пишет и снова зачеркивает, опять закуривает и снова пишет... Я нетерпеливо жду, но знаю, что торопить или заглядывать через плечо, что он там уже написал, нельзя, это - табу. Тоже курю и жду: сейчас, уже скоро, он закончит и наступит моя очередь сочинять музыку к тому, что он мне прочтет. И если получится, то будет сегодня новая песня, точнее, не сегодня, а сей ночью. И той же ночью будет ее премьера, вполголоса, на кухне, для одного-единственного слушателя и соавтора - Леонида Филатова. Гитара лежит на кровати и тоже ждет, когда он допишет, тоже вибрирует девушка, трепещет вся...
Бывалый
Алеся
Медаль почетного члена форума Магистр вернисажа
Сообщений: 234
Самара
1 день назад
Послезавтра уезжаю... Заранее предвкушаю железнодорожные ужасы в связи с запретом курить в тамбуре. Перегоны без остановок по 7 часов - поезд скорый. Прощаюсь с вами, друзья, почти на месяц и на дорожку - стихотворение.

***
Кто вы, что вы, зачем вы, куда вы?
То в столицы, а то из столиц…
То ли денег вам мало, то ль славы,
То ли водит по кругу лукавый —
Что вы мечетесь, зля проводниц!
Что вы курите там потаенно,
Прикрывая ладонью огонь?
…Поезд мчится — в пространство влюбленный,
В тряску полок и пляску погонь!
Поезд мчится, сбиваясь на стыках
С ритма, взятого наспех в ночи,
Но опять подбирая настырно
К той же песне другие ключи.
Я и сам, проходя вдоль вагона,
Вдруг завижу свет новых планет…
Поезд, бегом своим упоенный,
Делит время на «да» и на «нет».
Мне сосед в порыжелую кружку
Выльет вермут, багровый как кровь:
Ну-ка, выпей, дружок, за подружку —
За лихую пьянчужку — любовь!
…Разрывая пространство тугое,
Продолжается общий полет.
Ты со мною, сосед. Я с тобою.
С нами этот, и этот, и тот.
Я случайно толкну — не посетуй.
Сжаты вместе мы с разных сторон.
И летит вместе с нами планета —
Тоже, в общем-то, общий вагон!..

Борис Попов
Бывалый
Алеся
Медаль почетного члена форума Магистр вернисажа
Сообщений: 234
Самара
1 день назад
***
Миллионы женщин любят осень
За дожди, за холод, листопад…
Тщательно отмеренные дозы -
Кофе...
Сигареты...
Шоколад...

Поздние осенние рассветы,
Резкий ветер, утренний туман...
Кофе,
Шоколад и
Сигареты,
И ушедший в прошлое роман...

И особый запах хризантемы,
Чуть прохладный мятный аромат,
Что дает надежду перемены...
Сигареты...
Кофе...
Шоколад...

Миллионы женщин любят осень...
Листопад и звон дождливых струй...
Тщательно отмеренные дозы -
Кофе...
Шоколад...
И поцелуй...

Марина Бойкова
Бывалый
Алеся
Медаль почетного члена форума Магистр вернисажа
Сообщений: 234
Самара
1 день назад
***
В Европе дождливо (смотрите футбольный обзор)
Неделю подряд: от Атлантики и до Урала.
В такую погоду хороший хозяин на двор
Собаку не гонит... ( И курево подорожало.)

В такую погоду сидит на игле взаперти
Прославленный сыщик – и пилит на скрипке по нервам...
( И водка уже вздорожала – в два раза почти:
На 2.43 по сравнению с 71-м.)

И общее мненье – что этого так бы не снёс
(Ни цен этих, то есть на водку, ни этой погоды)
Хороший хозяин: не тот, у которого пёс,
А тот, у кого посильнее, чем Фауст у Гёте.

Над Лондоном, Осло, Москвой – облака, будто щит,
И мокрых деревьев разбросаны пестрые рати.
Которые сутки подряд – моросит, моросит,
И в лужах холодных горят фонари на Арбате.

Октябрь обрывается в небо. Глаза подниму –
Всё те же над городом изжелта-серые тучи.
Когда бы ты знала, как нехорошо одному.
Когда бы не знал я, что вместе бывает не лучше.

Есть чувства, по праву приставшие поздней любви.
Гуляет над миром отравленный ветер разлуки.
Войди в этот воздух, на слове меня оборви –
Когда всё из рук вон, когда опускаются руки.

Шаги на площадке. Нестоек наш жалкий уют.
И сон на рассвете – как Божья последняя милость.
И памяти столько хранит завалящий лоскут,
А в памяти столько души — сколько нам и не снилось.

И я, не спеша, раскурю отсыревший табак –
И слово признанья вполголоса молвлю былому ...
В Европе дождливо. Хозяева кормят собак,
И те, как хозяева, с важностью бродят по дому.

Александр Сопровский
Бывалый
Алеся
Медаль почетного члена форума Магистр вернисажа
Сообщений: 234
Самара
1 день назад

ПЕПЕЛ

Он красиво и медленно курит.
Прихожу, чтоб на пепел смотреть.
Удивлённые брови, как бури
И от гнева готовы взлететь.

Он молчит. В тишине однотонно
Только маятник ходит часов.
Только маятник ходит бессонно
По дуге преходящих веков.

Мы когда-то вот также качались
И с качелей сойти не могли.
Облаков головами касались,
Улетая от грешной земли.

Но когда в небесах я витала,
Мой любимый из праха воскрес.
Серый пепел стряхнул и устало
Прошептал: «Опускайся с небес».

Я спустилась… Но как же обманчив
Оказался мой мир и его,
Где кивает китайский болванчик
В обе стороны Мира Сего.

День далёкий становится ярче,
Но не чувствую больше вину.
В тихом доме китайский болванчик
Улыбается вещему сну.

Ольга Дьякова
Бывалый
Алеся
Медаль почетного члена форума Магистр вернисажа
Сообщений: 234
Самара
1 день назад
Марк Твен

Приключения Тома Сойера

отрывок

...Они вернулись на остров веселые и опять принялись за игры, болтая наперебой об удивительной выдумке Тома и восторгаясь его изобретательностью. После роскошного обеда из яичницы и рыбы Том объявил, что теперь он, пожалуй, поучился бы курить. И Джо воспламенился этой мыслью и сказал, что ему тоже хотелось бы попробовать. Гек сделал им трубки и набил табаком. Оба новичка не курили до сих пор ничего, кроме виноградных листьев, от которых только щипало язык, да это и не считалось настоящим куревом.
Они развалились на земле, опираясь на локти, и начали попыхивать трубками, очень осторожно и не без опаски. Дым был неприятного вкуса и застревал в горле, но Том сказал:
- Да это совсем легко! Если б я знал, что это так просто, я бы давно выучился.
- И я тоже, - подтвердил Джо. - Ничего не стоит.
- Сколько раз я видел, как другие курят, вот бы, думаю, и мне тоже, - сказал Том, - только я не знал, что смогу.
- Вот и я тоже, правда, Гек? Сколько раз я при тебе это самое говорил, ты ведь слышал, Гек? Вот Гек скажет, говорил я или нет.
- Ну да, сколько раз, - подтвердил Гек.
- И я тоже, - сказал Том, - тысячу раз говорил. Один раз около бойни. Помнишь, Гек? Еще тогда были с нами Боб Таннер, Джонни Миллер и Джеф Тэтчер. Ты ведь помнишь, Гек, я это говорил?
- Ну да, еще бы, - сказал Гек. - Это было в тот самый день, когда я потерял белый шарик. Нет, не в тот день, а накануне.
- Ага, что я тебе говорил, - сказал Том. - Вот и Гек тоже помнит.
- Мне кажется, я бы мог целый день курить трубку, - сказал Джо. - Ни капельки не тошнит.
- И меня тоже ни капельки, - сказал Том. - Я бы мог курить целый день. А вот Джеф Тэтчер, наверно, не мог бы.
- Джеф Тэтчер! Да он от двух затяжек под стол свалится. Пускай попробует хоть один раз. Где ему!
- Ну конечно. И Джонни Миллер тоже, - хотел бы я посмотреть, как он за это примется!
- Еще бы, я тоже! - сказал Джо. - Куда твой Джонни Миллер годится! Его от одной затяжки совсем свернет.
- Ну да, свернет. А хотелось бы мне, чтобы ребята на нас поглядели теперь.
- И мне тоже.
- Вот что, друзья, мы никому ничего не скажем, а как-нибудь, когда они все соберутся, я подойду к тебе и скажу: «Джо, трубка с тобой? Что-то захотелось покурить». А ты ответишь так, между прочим, будто это ровно ничего не значит: «Да, старая трубка со мной, и запасная тоже есть, только табак неважный». А я скажу: «Это ничего, лишь бы был покрепче». А ты достанешь обе трубки, и мы с тобой закурим как ни в чем не бывало, - то-то они удивятся!
- Ей-богу, вот будет здорово! Жалко, что сейчас они нас не видят!
- Еще бы не жалко! А когда мы скажем, что выучились курить, когда были пиратами, небось позавидуют, что не были с нами?
- Конечно, позавидуют! Да еще как!
И разговор продолжался. Но скоро он стал каким-то вялым и бессвязным. Паузы удлинились, курильщики стали сплевывать что-то уж очень часто. За щеками у них образовались как будто фонтаны; под языком было сущее наводнение, только успевай откачивать; заливало даже и в горло, несмотря на все старания, и все время подкатывала тошнота. Оба мальчика побледнели, и вид у них был самый жалкий. Трубка выпала из ослабевших пальцев Джо Гарпера. То же самое случилось и с Томом. Оба фонтана работали вовсю, так что насосы едва поспевали откачивать. Джо сказал слабым голосом:
- Я потерял ножик. Пойти, что ли, поискать?
Том, заикаясь, едва выговорил дрожащими губами:
- Я тебе помогу. Ты ступай вон в ту сторону, а я поищу около ручья. Нет, ты с нами не ходи, Гек, мы и без тебя найдем.
Гек опять уселся и поджидал их около часа. Потом соскучился и пошел разыскивать своих друзей. Он нашел их в чаще леса, очень далеко друг от друга. И тот и другой крепко спали и были очень бледны. Однако он догадался почему-то, что если с ними и случилась какая-нибудь неприятность, то теперь все уже прошло....
Бывалый
Алеся
Медаль почетного члена форума Магистр вернисажа
Сообщений: 234
Самара
1 день назад
Григорий Шепелев

Холодная комната

отрывок

… Матвей спал всего лишь часа четыре, и то - с кошмарами, потому он шел медленно, разевая рот на каждом шагу и сталкиваясь со встречными. Пару раз его обругали. Он в долгу не остался.
Не дошагав метров двадцати до моста железной дороги, остановился перед ларьком с бакалеей и парфюмерией, что стоял напротив кафе. Продавца в нем не было, но за всеми, кто к нему приближался, зорко следила девушка, торговавшая рядом розами и тюльпанами.
- Где Маринка?- спросил у нее Матвей, достав сигареты.
- А поздороваться не желаете?- усмехнулась девушка, обнажив красивые зубки, среди которых блестел один золотой. Матвей закурил и сплюнул.
- Не плюйся!- вскричала цветочница, - здесь интеллигентное место!
- Интеллигентное? А чего ты тогда здесь трешься?
Светало. Людей на площади прибавлялось. В кафе зашла удалая студенческая компания. Дама в шубе, остановившись перед ларьком, спросила коробку чая. Матвей продал. Он знал цены.
- Вас закрывать там не собираются?- поинтересовалась цветочница, так же вытащив сигареты и закурив.
- С какой стати нас закрывать?- не понял Матвей.
- Так ведь говорят, что скоро все рынки в Москве закроют.
- А сволочей куда денут, которые с рынков кормятся? Мало, что ли, таких? Ими все забито- от санинспекции до Кремля.
- Ты, ****ь, самый умный?- не с того, ни с сего вспылила девчонка,- раз сказали- закроют, значит- закроют! Или ты думаешь, тебя спросят?
|
Перейти на форум:
Быстрый ответ
Чтобы писать на форуме, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.
Volcano здоровые легкие сигареты мика как начать курить удовольствие женские сигареты удовольствие от курения курение здоровье курящая девушка Liebfraumilch елизавета серебрякова женское курение как курить взатяг армянские сигареты самые безопасные сигареты пин-ап курящая женщина гламур как затягиваться сигаретой девушка папиросы овальные сигареты сигарета Superslims сигареты без фильтра новые марки сигарет дешевые сигареты Marlboro донской табак история ментоловые сигареты табак Queen size девушки любовь сигариллы ароматизированные сигареты элитные сигареты реклама самые модные сигареты советские сигареты тонкие сигареты никотиновая зависимость юмор зажигалка фильтр-мундштук сигареты кисс сигареты из крыма испания импорт ява курить сигареты с ментолом Parliament импортные сигареты King size компакт красота первая затяжка девичья курилка сигареты винстон курение и здоровье пепельница дым друзья модные сигареты стиль натуральный табак большая пачка сигареты компакт колумбийская мешка сигареты лд курилка мундштук молочный аккаунт белорусские сигареты Pepe фото Mevius бен хур баз пачка ангелика дрордж гросс #smokeemo's blog германия пётр 1 прима борьба с курением Winston польза курения Kent богатыри сигареты ричмонд красный мальборо нак начать курить кисс яблочный красота и курение Slims полезные сигареты гильзы Camel Smokeemo's blog гродненская табачная фабрика Alliance творчество сигареты парламент сигареты давидофф собака первая сигарета Bond рафаэль де сото Menthol страсть секреты долголетия сигариллы без фильтра мальборо с ментолом украинские сигареты эстетика сигареты прима культура курения курильщицы школа курильщиц Lss курящие девушки сигареты вог сигареты кент мини-сигары суперслим стёб никотин болгарские сигареты Captain black киевский пейзаж сигареты оптима самокрутки сигареты джой ветлужанка сигареты с фильтром-мундштуком комфортное курение сигареты мальборо как скрыть запах табака пхукет жизнь полиция легкие сигареты общение женственность работа школа тройка стильные сигареты фашизм Richmond тамбовский волк сигареты металлическая пачка редкие сигареты мини-формат Phillies красивые сигареты моршанская табачная фабрика путешествие петро плотина гэс карманная пепельница палево сигареты райсон купить беременность лосось новинки угольный фильтр сигареты салем девушка с сигаретой женщина сигариллы импорт натуральный табачный вкус артур сарнофф сигаретные пачки сигареты полет бонд фабрика сигареты бонкс L&m ароматные сигареты астра народные сигареты сигареты лф сигареты вест сигареты в мягкой пачке места для курения сигареты суперслим интернет охрана китайские сигареты кино сигареты гламур крепкие сигареты мода Cafe & cream